aif.ru counter
159

Художник-постановщик «Танков» Александр Суворов: «Хочу снять фильм о Вятке»

«Не всегда мы выбираем профессию, иногда сама профессия выбирает нас».
«Не всегда мы выбираем профессию, иногда сама профессия выбирает нас». © / Александр Суворов / Из личного архива

Александр Суворов, работавший над созданием популярных фильмов «Спасти Ленинград» и «Танки», сериалов «Невский» и «Всегда говори всегда», уже много лет живёт в Санкт-Петербурге, но не забывает и про свою малую Родину: регулярно навещает маму и старых друзей. Как ему удаётся сочетать ритмы мегаполиса с мыслями о родной провинции и снимать совершенно непохожие друг на друга фильмы и сериалы?

«Мы все хотим зарабатывать»

Александр Чарушин, «АиФ-Киров»: Александр, вы уже 15 лет снимаете самые разные проекты. С чего всё начиналось, как вы пришли в ремесло?

Александр Суворов: Не всегда мы выбираем профессию, иногда сама профессия выбирает нас. В моём случае было именно так. Первое моё образование педагогическое, второе — специалиста по связям с общественностью. А в кино, можно сказать, я попал по воле судьбы: все те вещи, которые хотелось воплотить в жизнь, были соединены именно в этом ремесле. За 15 лет удалось поучаствовать в создании 50 фильмов и сериалов. В 2015 году я входил в десятку лучших художников кино в России по версии какого-то интернет-ресурса, но это не значит, что так всё и было (смеётся). Позднее я начал писать сценарии, помогать друзьям в съёмках фильмов.

— Раньше вы снимали больше сериалов, а в последние годы «переключились» на кино.

— Ну, мы же все хотим зарабатывать. Изначально я работал над сериалами, телепроектами: фильмов в России всё-таки снимается не так много. Нужно очень постараться, чтобы тебя пригласили художником в большое кино.

— Сериалы в 2000-х годах и сегодня — разные?

— В начале нулевых они, конечно, были другими. Их делали мэтры — Снежкин, Светозаров, Бутурлин. Тот же Рогожкин снимал и «Улицы разбитых фонарей», и серию фильмов про «Особенности» рыбалки, охоты, политики. Вот на них всё держалось. Потом, пожалуй, был период упадка в качестве, а сейчас снова появляются интересные проекты.

— Наши сериалы становятся всё интереснее, «подсматривая» за зарубежными новинками и идеями?

— Не думаю. В первую очередь это вызвано желанием зрителя увидеть хороший продукт. Мы — заложники рейтинга и спроса. Если зрителю нравится, сериал снимается год за годом. Тот же «След» вошёл в список рекордсменов России по количеству серий. «След» очень умно сделан: это целая фабрика, изначально заложенная в нужном направлении. То же можно сказать и о студии «Триикс Медиа» Инессы Юрченко и Сергея Щеглова: сейчас там делают не только хороший телепродукт, но и картины для проката в кинотеатрах.

Насколько это правдиво?

— Ожидание чего-либо и реальность не всегда совпадают. Как проходит ваша работа?

— Художник и постановщик неразлучны в кино. Вместе с режиссёром-постановщиком и оператором-постановщиком он даёт картинку фильма, творческую искру. Всё, что вы видите кроме игры актёров — работа художника: декорации, стилистика, реквизит. А в целом в каждой компании свои принципы и нюансы. Сейчас кино становится продюсерским. Продюсер — царь и Бог. На сегодня это правильно, наверное. По крайней мере, для развлекательного кино, для блокбастеров. Как, вы думаете, второстепенные герои комиксов стали такими популярными персонажами? Это придумали продюсеры. Они подбирали режиссёров не с громкими именами и яркими почерками, а тех, кто правильно мог подать нужный сценарий. Режиссёр — творческая единица, а продюсер — предсказатель: он должен предугадывать буквально всё, от реакции зрителей до окупаемости картины. Ну а если ты режиссёр и тебе не нравится работать под диктовку, для тебя всегда открыт мир авторского кино. Но тогда будь готов, что это кино никто не увидит.

— Вы сняли немало фильмов об истории нашей страны. Какую из этих картин можно назвать самой сложной?

— Трудно сказать. Видимо, у меня ещё не было такого фильма! Если задача нетрудная, я сам её усложняю: тогда фильм будет лучше, а сама работа — интереснее. Мне очень нравится история, мифы, сказки — жанры, в которых художник может проявить себя в полном объёме.

— Сейчас не все сериалы достоверно и правдиво подают историю. В сети много вопросов возникает даже к такому популярному сериалу, как «Викинги». Почему так происходит?

— Достоверность картинки, образов, костюмов — всё зависит от поставленных авторами задач. Если в «Викингах» решили пойти по обобщающему пути — чем это плохо? Сериал о событиях тысячелетней давности. Что мы можем сказать о том времени со стопроцентной точностью? Хоть кто-нибудь из нас? Сколько бы ни бил себя в грудь какой-нибудь историк, он не скажет вам, как здоровались люди в 12 веке: целовались, жали друг другу руки, соприкасались носами, отбивали «пять» кулаками, как рэперы? В каких домах они жили, во что одевались? Это всё гипотезы и домыслы, а мы всё-таки делаем художественное кино, художественный вымысел!

Со времён Великой Отечественной войны в масштабах истории прошло совсем немного времени. Но спросите в Прибалтике, в Европе, что это была за война — вам скажут, что в ней победила Америка. Но насколько это правдиво?

Когда мы смотрим тех же «Мстителей», мы по большому счёту в это верим. Потому что это снято честно, красиво, качественно. Мы понимаем, конечно, что таких людей-супергероев пока нет и не было, но в целом это правдоподобно! Здесь нужен баланс стереотипного образа героя и истории, в которой он живёт: если правда и вымысел на чашах весов будут уравновешены, тогда кино и будет смотреться.

Осталась только баржа

— Одна из самых крупных последних работ — «Спасти Ленинград». Чем вам запомнились эти съёмки?

— Фильм снимался очень долго, у него тяжёлая судьба. Я начинал работать над «Ленинградом» ещё в 2015 году, а доснимали его уже без меня. От художника Суворова Александра там осталась только баржа: мы с режиссёром Алексеем Козловым придумали, как она будет выглядеть. А воплощали проект в жизнь уже другие художники.

— «Танки» — не менее яркий и кассовый пример. Причём было много полярных отзывов о фильме.

— С режиссёром Кимом Дружининым мы изначально решили делать не документальное кино, а историю на основе реальных событий. Про людей и про танки. Это художественный фильм, а не исторический факт. Факт там один: Кошкин погнал свои танки из Харькова в Москву на парад, всё это было зимой, а на обратном пути он заболел и умер. Приключением это не назовёшь.

Нам захотелось привлечь к истории легендарных танков Т-34 подростков: снять фильм в стиле «Неуловимых мстителей». Дети ведь сейчас ходят в кино за развлечениями. Вот и вышел несколько фантастический формат, в котором всё не совсем реально. Есть сказка про Ивана-царевича, про Василису Премудрую, про серого волка, а это современная сказка про танки. Думаю, так к ней и нужно относиться.

«Вятское «оканье» как знамя нёс»

— Сейчас вы готовитесь к работе над фильмом «Последний пионер». О чём он будет и что вас вдохновило на этот проект?

— «Последний пионер» — история о том, что человек уехал в большой город, а потом вернулся в родные края. Вернулся и переосмыслил всё — себя, окружающих, старых друзей. У меня самого было именно так: из-за некоторых проблем со здоровьем в последние пару лет я часто бываю в Кирове. За это время во мне очень многое изменилось.

Сейчас популярно мнение, что жизнь идёт только в мегаполисах. Но я думаю, жизнь — она в Кирове, в Перми, в Ижевске. Именно на плечах этих людей лежит основной груз под названием «Россия». Они не спились, не опустились, они строят — не только свою жизнь, но и само понятие Родины, семьи. Вот об этом мне и хочется рассказать миру: о настоящих русских мужиках и бабах, обо всём хорошем, что есть в нас.

Хочется дать «национальный», кировский проект. Я горжусь, что я вятский! В Петербурге своё вятское «оканье» несу как знамя! И этот фильм должен быть как знамя простых людей, живущих в российской глубинке.

— Уже подобрали место съёмки?

— Мне очень нравятся пейзажи на подъезде к Котельничу. Деревянные домики, берег, холмы, река Вятка, леса — просторы, от которых захватывает дух.

— Какая команда работает над «Последним пионером»?

— Александр Андреев — замечательный, талантливейший режиссёр, сценарист и актёр. Игорь Растеряев — музыкант, знаменитый своими «Комбайнёрами». В другой песне у него есть строчки «Нам — первейшим хулиганам и последним пионерам». Мы хотим взять её основной музыкальной композицией. А представить фильм, показать визуальный ряд и концепцию можно будет через клип-тизер на песню Растеряева.

Ещё один наш хороший друг Артём Быстров, снимавшийся в «Дураке» и сериале «Метод», тоже помогает нам в этом проекте.

Конечно, нужна и помощь кировчан: без вас, без вятских, нам не справиться!

— В ком ещё вы видите героев «Последнего пионера»?

— Предполагаемый кастинг — Антон Шагин из «Стиляг», Александр Яценко, всем известный по «Оттепели», Александр Ильин, сыгравший доктора Лобанова в «Интернах», Ирина Муравьёва, Анастасия Мельникова, Виктор Добронравов. И конечно, в первую очередь — местные актёры! Это будет интересно! Возможно, на кастингах мы откроем какого-то безумно талантливого кировского актёра — это будет круто для всего российского кинематографа!

— Одним из референсов (образцов, передающих стилистику и картинку будущего фильма — Ред.) «Последнего пионера» называется «Брат» Алексея Балабанова.

— Да, он создавался без копейки, а сейчас на мой вкус это лучший, наверное, российский фильм за последние 30 лет! Про героя нашего времени, эпохи девяностых. И «Пионер» — тоже история о герое нашего времени, о Героях с большой буквы, которые остались на родной земле и строили жизнь. В первую очередь хочется сделать хорошее кино. Мы постараемся сделать настоящую историю.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах