aif.ru counter
659

Дирижер — это красиво. Александр Гаврилин о тонкостях профессии

Из личного архива. / Предоставлено автором

Музыка нас связала

- Александр Александрович, почему вы решили стать военным дирижером?

- В семь лет поступил в музыкальную школу по классу фортепиано. Я не отличался особым прилежанием в учебе, но благодаря тому, что активно принимал участие в концертах, педагоги  многое прощали.
Лет в 10-11  у меня зародилась мысль стать дирижером, но папа предложил стать не просто дирижером, а пойти в военное училище. Он сам мечтал поступить в Московскую военную консерваторию, но по ряду причин этого не сложилось. Будучи ребенком, я не предполагал, что значит «военный дирижер», хотя прекрасно представлял, что делает гражданский, поскольку с детства посещал концерты симфонического оркестра. Мне нравилось, когда дирижер эмоционален, иначе концерт просто неинтересно смотреть.
Чтобы стать военным дирижером в пятом классе музыкальной школы я начал осваивать кларнет. Два года прозанимался и поступил в музыкальное училище, где проучился четыре года. Затем поступил в Военный институт (военных дирижёров) Военного университета Министерства обороны Российской Федерации — это уникальное учебное учреждение, которое готовит военных дирижеров. Учился у Анатолия Васильевича Мальцева, профессора, народного артиста России, легенды военно-оркестровой службы, бывшего начальника оркестра штаба Московского военного округа, начальника образцово-показательного оркестра Министерства обороны СССР, а также начальника Дважды Краснознаменного Академического ансамбля песни и пляски Российской Армии имени А. В. Александрова. Он объездил весь мир. Попасть к нему в класс — было чем-то невероятным, он корифей своего дела. При знакомстве он спросил: «А вы не против у меня учиться», на что я нагло ответил — других предложений ко мне не поступало (смеется).
Педагог, который меня прослушивал Владимир Васильевич Москвичев, был уверен, что Анатолию Васильевичу удастся меня перевоспитать, однако, забегая вперед, замечу, что изменить меня так и не получилось.
Анатолий Васильевич никогда не заставлял меня повторять точно за ним. Он мне разрешал делать то, что не делали другие курсанты, поэтому моя дирижерская техника отличалась от остальных.

Не служба, а романтика

- Учеба в военном учебном заведении предполагает проживание в казарме, наряды, жесткую дисциплину... Сложно ли было перестраиваться?
- Мой отец всегда считал, что самое лучшее образование можно получить только в армии. Я согласен с этим, когда ты в гражданском вузе не сдаешь зачет, то ты его можешь пересдать, а учеба в военном  институте предполагает большую ответственность — или ты сдаешь зачет и идешь в увольнение, или не сдаешь и идешь в наряд… При всем при этом пять лет учебы  были прекрасны. Во всем была своего рода романтика  - даже наряды нас не удручали, ко многим вещам относились с юмором. За время обучения мы с сокурсниками стали настоящей семьей.

- И все-таки, чем отличается военный дирижер от гражданского?

- Военный дирижер - это одна из красивых профессий, которая может быть!  Ты одет  в форму, на руках белые перчатки, перед тобой стоит военный оркестр. Музыканты получают удовольствие, от того, что они делают и как. Если взять выступления, то когда мы смотрим парад, из всего коллектива военного оркестра запоминается именно дирижер, потому что он стоит перед музыкантами и, как говорят дилетанты, машет руками (смеется). Военный дирижер владеет техникой управления подразделением при помощи рук — он жестами направляет оркестр куда идти. Немаловажный фактор — девушки! У мужчины в военной форме больше шансов привлечь внимание у противоположного пола.

- Но вы же стоите спиной к зрителю?

- Дирижер — это своего рода актер. Когда дирижер выкладывает свою душу и знает, что он делает, то музыканты отвечают ему тем же. Он становится своего рода связующим звеном между музыкантами и публикой — музыканты отдают посыл, который идет в зал, и люди ощущают эту хорошую, теплую энергию. В европейских концертных залах есть места, которые расположены над оркестром — билеты на них продаются с двойной наценкой. Люди хотят посмотреть на живые эмоции. То, что рождается во время концерта у дирижера, передается музыкантам, Дирижер, как и любой человек, не может играть в одном и том же настроении. Невозможно сыграть одну и ту же мелодию одинаково — очень много зависит от настроения.
У нас бывают концерты, где мы вначале играем несколько композиций, после нас выступает артист под фонограмму, завершаем выступление снова мы. Здесь сразу видна разница между живой музыкой и записью.
 
- Как вы попали в Киров?

- По окончании училища мне предлагали служить в министерстве обороны, но меня эта перспектива почему-то не привлекла. В результате я попал на Урал, к тому времени военный оркестр, служивший в городе, где мне посчастливилось стать военным дирижером, занял второе на Всероссийском конкурсе. Мне было интересно там работать — очень добрые и отзывчивые люди там живут. Через 9 месяцев меня перевели в Киров. Вот уже четыре с половиной года имею честь служить на радушной Вятской земле. После того, как познакомился с оркестром, понял, что у него  большой потенциал и нужно сделать его известным не только для Кирова, но и области. У людей сложился стереотип, что военный оркестр — это марши, вальсы, похороны и различные военные ритуалы, больше оркестр ничего не умеет. На самом деле военные оркестры очень далеко шагнули в плане репертуара и аранжировок.

Фото: Предоставлено автором/ Из личного архива.

Ломаем стереотипы

- Что сейчас в репертуаре «Северной звезды» помимо «классического набора» маршей, вальсов и всего прочего?
- Многие молодые люди, к сожалению, сейчас не знают песни советской эстрады. Тогда писали замечательные стихи Роберт Рождественский, Андрей Дементьев,  Леонид Дербенев и многие другие выдающиеся поэты. У меня и моих коллег родилась мысль сделать так, чтобы песни времен наших родителей зазвучали по-новому. Мы берем музыку и стараемся переложить ее на наш оркестр в той же направленности, но в новых интерпретациях и аранжировках.
Мы также стали исполнять мелодии из репертуара зарубежных исполнителей: Джо Кокера, Тома Джонса, Тины Тернер, Демиса Русеса и многих других. Зрителям интересна такая музыка.

- Есть ли у вас кумиры среди дирижеров?
- Я всегда восхищался Владимиром Спиваковым, мне очень нравилась его манера управления оркестром. Он харизматичен и эмоционален. Меня поражает работа американского музыканта Леонарда Бернстайна, он один из немногих дирижеров, кто умеет дирижировать лицом.

- Как вы представляете своего зрителя?
- Это человек, который хочет получать красивую, яркую, эмоциональную, качественную – «живую и вкусную» - музыку. Он радуется жизни и хочет что-то постоянно открывать не только для себя, но и для своих близких. Безусловно, он ценитель прекрасного.

- Как вы настраивайтесь перед выступлением?

- Нужно всегда помнить: твоя задача сыграть так, чтобы человек, придя на концерт, зарядился положительной энергией, а потом поделился ей с семьей, чтобы заряда хватило на работу и любимое дело. Именно с этими мыслями каждый музыкант выходит на сцену.

- У музыкантов, как правило, многое зависит от настроения, а в холодное время многим мешает пресловутая хандра. Вам это знакомо?

- Меня вытаскивает желание делать новый проект. К примеру, сейчас мы планируем дать концерт для детей, где будут басни Крылова, песочная анимация, и все это в сопровождении нашего оркестра. Какая тут хандра?

- А что вас вдохновляет?
- Женщина. У любого творческого человека должна быть муза, для которой ты посвящаешь себя. Преподаватели учили нас во время выступления представлять нашу возлюбленную, а если таковой не было, то выбирали самую красивую девушку в зале и дарили порыв своей души, свои эмоции и самую теплую энергетику ей. Поверьте моему опыту, этих светлых эмоций было достаточно для всех зрителей, находившихся в том или ином концертном зале. К счастью практически у каждого музыканта нашего оркестра есть своя муза, и я – не исключение (смеется).

- С кем из знаменитостей вам удалось посотрудничать в рамках вашей работы в Кирове?  
- Мы хорошо дружим с солистом Большого театра Сергеем Плюсниным. Кстати, совсем недавно мы выступали с ним на одной сцене.  Также мы сотрудничаем с солистом центрального военного оркестра МВД России Владиславом Косаревым, кроме этого с солистом Московского театра имени Н. Сац Сергеем Петрищевым, удивительной Майей Балашовой, обворожительной Ириной Крутовой, талантливым Дмитрием Ребейро-Ферейро, виртуозом-гитаристом Виталием Кись и многими другими.

- Александр Александрович, расскажите о планах оркестра «Северная звезда».
 - Как я уже говорил, мы готовим детский проект, параллельно мы готовимся к нашему традиционному мартовскому концерту, посвященному Международному женскому дню.
Мне бы очень хотелось сказать слова благодарности всем музыкантам нашего оркестра за те идеи, которые воплощаются в жизнь, за ту музыку, которая дарит зрителю любовь, за сплоченность и уважение друг к другу, за то, что несмотря ни на что, мы остаемся большой и дружной семьей!

Досье:

Александр Александрович Гаврилин родился в Ульяновске. Окончил Военный институт (военных дирижёров) Военного университета Министерства обороны Российской Федерации. 4,5 руководит духовым оркестром «Северная звезда» Кировского соединения Приволжского округа Федеральной службы войск национальной гвардии РФ.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество