aif.ru counter
224

«Божий дар важнее слуха». Как барабанщик стал одним из первых звонарей 90-х

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. №22 01/06/2016
Александр Максимов / Из личного архива

В 1988-м году, когда в СССР официально разрешили звонить в колокола, предложение стать звонарём показалось музыканту Александру Максимову как минимум странным. Но судьба оказалась хитрее. В 1990-х таких как он, было всего пятеро на всю Россию. Сегодня Максимов - старший звонарь Вятской епархии, он ездит по соседним регионам, помогает монтировать и настраивать колокола, обучает «нотной грамоте». О своей профессии и пути к ней Александр рассказал «АиФ-Киров».  

С миру по нитке

Александр окончил эстрадное отделение Кировского музыкального училища по классу саксофона, играл на ударных инструментах. Бывший одноклассник, в конце 1980-х - секретарь местной епархии отец Александр (Могилёв) пришёл к Максимову с необычной просьбой: мол, ты же музыкант, выручай. К тому времени Александр сменил немало профессий: был инкассатором, устанавливал системы сигнализации, работал над звуковым оформлением спектаклей в театре, иногда играл в ресторанах. Кстати, до сих пор выступает в составе группы «Аргумент» на свадьбах, юбилеях и концертах. 

Разумеется, от колокольного звона Максимов был очень далёк. Однако вспоминает: что-то уже тогда влекло его в храм. Но начинать пришлось с нуля - никаких учебных заведений и даже курсов, готовящих звонарей, не было.

«Выдали мне денег и отправили в поездку по Золотому кольцу, - вспоминает Александр Максимов, - собирать с миру по нитке: искать оставшихся в живых звонарей, чтобы учиться у них колокольному звону. Кое-что удалось собрать, ещё помогли пластинки с записями музыкальных произведений, где звучат колокола, да исторические фильмы. Сначала прислушивался к чужим звонам, а потом уже стал и свои сочинять».

Близкие приняли решение Александра в очередной раз сменить профессию, мягко говоря, с удивлением: церковь – это же не предприятие, не организация в привычном смысле данного слова, это – как другая страна. Но отговаривать не стали.

В начале 1990-х в Кирове был всего один действующий храм – Свято-Серафимовский собор, колокольня которого давно была заброшена. Взобравшись туда впервые, Максимов начал с уборки: вытащил несколько мешков листвы, смешанной с голубиным помётом и птичьими гнёздами. Но сами колокола были целы. Александр поменял привязанные к «языкам» сгнившие верёвки и впервые зазвонил, провожая паломников возрождённого Великорецкого крестного хода. Таких, как он, тогда на всю Россию было человек пять.

«Помогло то, что я барабанщик: задал один ритм, второй, третий – что-то стало получаться. А потом, когда стали открываться храмы, появились и ученики. И сына я с детства приучал к этому делу, сейчас он мне помогает».

Выдали мне денег и отправили в поездку по Золотому кольцу: искать оставшихся в живых звонарей, чтобы учиться у них колокольному звону. Кое-что удалось собрать, ещё помогли пластинки с записями музыкальных произведений, где звучат колокола, да исторические фильмы

Они живут и умирают

Александр рассказывает, что звоны делятся на праздничные и будничные, венчальные и погребальные, к заутрене и к вечерней. На колокольне Трифонова монастыря сегодня - 21 колокол. Одни старинного литья – XVIII-XIX веков, другие отлиты в наше время, в том числе, и самый крупный - весом более 3 тонн. Его называют благовест, и его звучание музыкант сравнивает с басом. Каков бы ни был перезвон, удары главного колокола присутствуют в нём с определённым интервалом.

Суть звона не в том, чтобы бить в колокола изо всей мочи: звук должен быть «бархатным», томным, плыть над окружающим пространством. Потому, как ни важны для звонаря чувство ритма и музыкальный слух, талант, или, если угодно, дар божий – куда важнее. А ещё звонить в колокола – тяжёлый физический труд, можно и руки до крови стереть.

У каждого колокола – свой голос и даже свой характер. Не зря их когда-то считали живыми: стегали плетьми, сажали в темницу, вырывали «языки». По легендам, иногда колокола начинали издавать звуки самостоятельно, например, когда враг стоял у ворот.

«Порой по колоколу проходит трещина, но ему ещё можно помочь: сделать, как человеку, «операцию»: посверлить, подточить, - делится Александр. – Но бывает, что он как-то резко «умирает». Тогда – либо на переплавку, либо в музей».

Изготавливают эти необычные музыкальные инструменты из бронзы – сплава меди и олова. В старину добавляли ещё серебро или золото – чтобы звук был красивее. Лучше всего колокола звонят при сухой морозной погоде, но от сильного холода могут треснуть или разбиться. А если влажность высокая, звук получается глухой. Хотя не специалист разницы, возможно, и не заметит.

Есть мнение, что колокольный звон лечит: его вибрации убивают болезнетворные микроорганизмы. В начале прошлого века люди спасались на колокольнях от холеры. Максимов считает, что своей бодростью он тоже обязан любимому делу: во всяком случае, в свои почти 60 с лёгкостью поднимается на колокольню высотой 47 метров.

Век учись

В старину все звонари по понятным причинам быстро теряли слух. Примерно через месяц работы Александр ощутил шум в голове и понял: надо срочно что-то предпринять.

«Чего я только не пробовал: вату, марлю, смоченную водой, свечной воск, беруши, стереонаушники, - вспоминает мужчина, - пока не нашёл лучший вариант: лампочки для карманного фонарика. А сейчас многие звонари России моим способом пользуются».

Ещё одно изобретение Максимова – передвижная звонница. Конструкцию из стальных труб он придумал сам, и главное удобство в том, что её можно быстро разобрать и собрать, и помещается она в багажнике легкового автомобиля. Со своей звонницей Александр путешествует по области, ведь колокола есть далеко не во всех храмах. По этой причине Максимов не спешит набирать больше учеников: если они не найдут себе работу, навыки быстро потеряются.

Сам он следует старой поговорке: век живи – век учись. И постоянно привносит в свои композиции что-то новое. А ритмический рисунок для колокольного звона, оказывается, можно найти и в классической музыке, и в джазе, и даже в роке.

Он и сам уже не может точно определить, что его когда-то «зацепило». Сначала не смог отказать в просьбе другу, потом взял на себя ответственность за учеников, а дальше как-то само собой получилось, что уже 27 лет Александр не мыслит жизни без музыки колоколов, привнося в неё и свои профессиональные знания, и вдохновение, и частичку души.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах