aif.ru counter
365

Исчезающая Вятка. Историк Антон Касанов – о судьбе культурного наследия

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. №16 20/04/2016
Экскурсии
Экскурсии "Пешком по Вятке" всегда собирают большое количество слушателей. © / из архива редакции

Затем появился путеводитель с тем же названием, а совсем недавно - сайт. Параллельно Антон Касанов ведёт разностороннюю деятельность, так или иначе связанную с историей нашего города, пытаясь донести до его жителей одну простую мысль: того, что мы видим сегодня, завтра может уже не быть.

Ускользающая реальность

Елена Курбатова, АиФ: - Как обстоят дела с охраной памятников и исторических мест в Кирове?

Антон Касанов: - Ситуация неоднозначная. С одной стороны, за последние 5-10 лет удалось восстановить несколько старинных зданий - за счёт государственных и частных инициатив. Например, особняк Иуды Колошина на Московской, 32, построенный в 1796 году. Или - дом купца Важенина на перекрёстке Орловской и Казанской, который отреставрировал частный инвестор.

Досье
Антон Касанов. Родился 20 мая 1988 г. в Кирове. В 2010 г. окончил исторический факультет ВятГГУ, имеет диплом с отличием. Квалификация: историк, преподаватель истории по специальности «История». В 2013-м окончил очную аспирантуру по кафедре отечественной истории. Кандидат исторических наук. Работал в Госархиве и Центре развития туризма Кировской области, сейчас занимается частной экскурсионной и историко-краеведческой деятельностью.
С другой стороны, достаточно много зданий пропало или приговорено к сносу, признано аварийными и т. д. Уже утрачен дом крестьян Малых на углу Казанской и Пролетарской, где началась многоэтажная застройка квартала. Здание имело историко-культурную ценность, но не было внесено в реестр, и его снесли вместе со стоящими рядом деревянными бараками. Последняя история, которая случилась в начале этого года, касается усадьбы священника Танаевского на ул. Свободы, флигель которой уже разобрали. Усадьбу Голомидовых на ул. Горбачёва – деревянные особняки с красивейшей резьбой, с наличниками – ожидает та же участь. Наверняка вы слышали про дома архиерейских певчих и служащих архиерейского двора на Динамовском проезде, 24 и 26, которые вроде как считались памятниками истории и культуры, но их тоже не оказалось в реестре, и к 2020 г. они должны быть снесены. Возможно, 26-й дом удастся спасти: частное лицо взялось провести за свой счёт необходимую экспертизу.

- Кто должен пополнять реестр памятников?

- Этим занимается министерство культуры, работа идёт, но очень тяжело из-за недофинансирования и других факторов. Поэтому проблема сохранности объектов стоит достаточно остро. Поверьте, за те 3 года, что мы занимаемся проектом «Пешком по Вятке», уже много чего исчезло. Город, как живой организм, - растёт, меняется, что-то теряет, что-то приобретает.

- Почему вы взялись за работу над путеводителем по Вятке уходящей?

- Рассказывая о том, каким был наш город раньше, об архитектурно-культурном наследии прошлого, о том, чем мы можем гордиться, мы касаемся того, сколько было утрачено ранее и исчезает прямо сейчас. Вятки, какой она была 100 лет назад, нам уже никогда не увидеть. Эта сентенция легла в основу книги «Исчезнувшая Вятка: путеводитель по городу, которого нет».  В него вошли 40 объектов, отсутствующих на карте современного Кирова - в разные годы, в основном в советское время, они были уничтожены. Это церкви, административные здания, жилые дома, площади, сады, скверы, памятники. Войдут в путеводитель и объекты, утраченные не так давно. В нём будут старинные фото и современные изображения тех мест, где здания располагались раньше, интересные факты и истории, связанные с ними. А также карта – на случай, если кто-то захочет побродить по городу, которого нет.

Закон обратной силы не имеет

- Границы исторического поселения в Кирове определены. Что это даёт в плане сохранения памятников истории и культуры?

- Появилось чёткое понимание того, что считать старой частью города. По крайней мере, это поможет избежать споров – таких, как пару лет назад по поводу строительства торгового центра напротив филармонии. Историки доказывали, что это часть ансамбля Александровской (Семёновской) площади, где стояли купеческие особняки, был разбит сквер, и данный участок имеет культурно-историческое значение. Оппоненты же утверждали обратное, и после установления границ оказалось, что ТЦ как раз находится внутри них. Появись закон раньше, дискуссии могло и не быть. Но много юридических аспектов, в которых ещё предстоит разобраться.

Так выглядела старая Вятка.
Так выглядела старая Вятка. Фото: АиФ

- Точечная застройка прекратится?

- Частному инвестору выгодно построить как можно больше зданий, как можно выше и как можно ближе к центру. Но город – это среда для всех, и государство должно быть заинтересовано в том, чтобы сохранить историко-культурный баланс.

- У нас несколько вольное отношение к старинным особнякам: к ним что-то пристраивают, надстраивают, меняют фасады.

- Один из способов изуродовать здание – переделать его до такой степени, что оно становится неузнаваемым. Эта проблемы была, есть и, видимо, будет, и многое зависит от владельцев, будь то муниципалитет, область или частный предприниматель.

Группа кировских дизайнеров высказалась за то, чтобы создать дизайн-код города на примере ул. Ленина. Такую же работу – по упорядочению вывесок и приведению их к единому стилю – готово провести и МБУ «Архитектура». Будем надеяться, это позволит привести в порядок старинные купеческие улицы и сделать так, чтобы фасады домов выглядели более органично и сочетались с самими зданиями.

- Чего же недостаёт, чтобы как-то затормозить негативные процессы?

- На этот вопрос не могут ответить даже специалисты. Может, не хватает политической воли, чтобы прекратить, например, самовольное строительство с превышением высотности или выдачу разрешения на застройку исторического центра. Закон о превышении этажности принят, но он обратной силы он не имеет, и разрешения, выданные ранее, никто не отменял. Поэтому и строятся два дома с превышением этажности на ул. Труда напротив магометанской мечети. И подобных примеров много.

Уважать прошлое

- Вероятно, не все понимают, почему вы так рьяно защищаете то, что уже отжило своё?

- Некоторые общественно-политические деятели, коллеги по Общественной палате, застройщики используют такие слова, как «пустыри», «деревяшки», «старьё», «ветошь». Мне это не нравится, я считаю: нужно уважительно относится к подобным объектам – каждый имеет свою историю и свою культурную ценность. Мы должны оценить всё это, а потом уже решать, какова будет его судьба. Но когда люди, не разобравшись, говорят, что всё надо просто снести и построить сто торговых центров типа «диван», на мой взгляд, у них нет эстетического вкуса и понимания того, что наша задача – помочь государству сохранить его историко-культурное наследие. Например, в Общественной палате, когда обсуждали судьбу флигеля Хохрякова, были те, кто говорил: правильно, что снесли, он портил облик города. Я же поддерживаю точку зрения государства, потому что здание имело большую ценность, являлось частью усадьбы художника, считавшегося одним из ведущих передвижников и учеником Ивана Шишкина. В нашем городе было не так много живописцев, обладавших таким культурным статусом. И говорить, что всё это – чепуха, и оправдывать застройщика, который, между прочим, совершил преступление и понёс за него наказание в виде штрафа, я считаю, совершенно неправильно! Негоже так относиться к важным для истории города зданиям.

Не так давно в Кирове снесли флигель Хохрякова.
Не так давно в Кирове снесли флигель Хохрякова. Фото: Общероссийский Народный Фронт

- Почему вы занимаетесь всем этим?

- Я всегда интересовался историей, эстетикой зданий, изучал их подноготную, если можно так выразиться. Для меня любая экскурсия, лекция – своеобразный вызов: я должен чем-то заинтересовать людей, чтобы они пришли и в следующий раз. Я самокритичный человек, что помогает ставить новые цели и задачи.

Хочется сделать что-то значимое для города, и в какой-то степени это удаётся. И, конечно, проекты важны для моей самореализации. Никогда не думал, что наш путеводитель «Пешком по Вятке» будет номинирован на региональный конкурс «Книга года». Возможно, он ничего не получит, но просто приятно, что такое возможно. Приятно, что в Герценке, этом храме науки, есть и наша книга, и её читают. Так что проект даёт мне много и в интеллектуальном, и в эмоциональном плане.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество