aif.ru counter
256

Еловые хвори. Что угрожает вятским лесам

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. №31 29/07/2015
Елена Курбатова / АиФ

Незаконные вырубки – это ещё полбеды: с чёрными лесорубами бороться, хотя и сложно, но возможно. Однако есть враги, способные за короткое время уничтожить тысячи гектаров леса, а к ответственности их за это не призовёшь.

Засуха плюс жук

Месяц назад в редакцию «АиФ-Вятка» позвонил мужчина, который утверждал, что в Уржумском районе происходит массовая гибель елей, а мер никто не принимает. Мы решили разобраться в ситуации.  

«У нас есть тенденция к усыханию еловых насаждений, - подтвердил заместитель министра лесного хозяйства Кировской области Сергей Салин. - Хвоя сначала желтеет, потом рыжеет, а затем осыпается. Дерево стоит как сухая палка, и на следующий год оно не восстанавливается. Распространяется данное явление в южных районах, прецеденты есть и в соседних регионах – в Удмуртии и Татарстане, Марий Эл, где также усыхают большие участки еловых насаждений».

Сложно поверить, но происходящее – это отдалённые последствия засухи 2010-2011 годов. По мнению учёных, понижение уровня грунтовых вод тогда составило около 70 см. Для елей, имеющих поверхностную корневую систему, этого оказалось вполне достаточно, чтобы деревья ослабли и потеряли способность сопротивляться другим неблагоприятным факторам.

То, что происходит с кировскими лесами, последствия засухи 2010-2011 годов. Фото: АиФ/ Алексей Юхтанов

«Они стали менее жизнеспособными, и после этого подверглись нападению короеда-типографа, который стал второй причиной повреждения лесов, - поясняет Сергей Васильевич. - Он имеет довольно высокую способность к размножению и к миграции, перемещаясь с одного массива на другой. Сначала стали сохнуть еловые посадки вдоль дорог, полевые участки, затем лесные. С 2013-го по первое полугодие 2015 выявлено порядка 8,5 тыс. гектаров повреждённого леса. Это те участки, которые уже обследованы и где назначены санитарно-оздоровительные мероприятия. Есть, конечно, ещё не обследованные участки, они пока не учтены».

Гибель елей на такой площади нанесла весьма ощутимый урон лесным насаждениям южных районов. Но для региона, где территория, занятая лесами, составляет 8 млн гектаров, ущерб практически не ощутим: были времена и похуже. Плохо то, что шансов победить жука-типографа, прямо скажем, маловато.

«Единственный вариант – производить вырубку сухостоя, - говорит Салин. - Если успеваем отследить перемещения вредителя, производим выборочную рубку, если нет – сплошную. Есть и другие методы борьбы с ним, но они экономически не выгодны: ствол каждого дерева нужно обработать инсектицидом. Препараты дорогие, трудовые затраты высокие, кроме того, мы не можем точно знать, куда именно переместится вредитель - за его миграцией уследить невозможно».

На милость природы

Сейчас ситуация стабилизировалась, но она может повториться. По данным Нижегородского центра защиты лесов, в те годы, когда зима была тёплой, а лето – жарким, короед-типограф давал по три генерации, и численность его значительно возрастала. Хорошо ещё, что у вредителя – узкая «специализация»: он питается только подкорным слоем елей. В отличие от другого иконного обитателя вятских лесов – монохамуса. Это вид жуков из семейства усачей, и к нему относятся чёрный еловый, малый чёрный еловый, сосновый и чёрный хвойный усачи. Несколько лет назад он немало крови попортил лесозаготовителям, заразив древесину опасным вирусным заболеванием – стволовой нематодой. Её можно сравнить с раком, губящим на корню целые леса, правда, не у нас, а на юге России, где природно-климатические условия способствуют развитию болезни. Именно по этой причине и был наложен карантин на вывоз древесины за пределы области.

Последствия нашествия вредителей, как правило, разрушительны. Фото: www.globallookpress.com

В 2013-м был наложен карантин по сибирскому шелкопряду. Этот вредитель – пришлый для наших мест. Возможно, его переселению из Сибири способствовали изменения климата.

В 2004-м в Слободском районе выявили вспышку рыжего соснового пилильщика, но она сошла на нет по естественным причинам. А вот с прикорневой губкой в Оричевском районе пришлось бороться, уничтожая пни и сжигая древесные остатки.

Защитить вятские леса от вредителей и болезней на 100% нереально: в этих вопросах по-прежнему приходится полагаться на милость природы, выступающей естественным регулятором их численности и распространения.

Новый враг

Специалистов министерства беспокоит наметившаяся тенденция: несколько лет подряд в июне над областью бушуют ураганы. Их последствия поистине разрушительны.

«В 2009 году около 30 тысяч гектаров леса в Шабалинском, Даровском, Орловском, Яранском районах погибли от ветровала, - вспоминает Сергей Салин. – Там будто прокатили камень шириной в 30 км. По объёмам это фактически это годовая расчётная лесосека, и по сути надо привлечь к работам всех лесопользователей области. Даже современные лесозаготовительные комплексы ломаются, ведь слой древесины местами 3-4 метра».

Нынешний ураган в южных районах области таких бед, к счастью, не натворил, но предсказать подобные явления невозможно, и, к тому же, они случаются всё чаще. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество