aif.ru counter
260

Смерть на нарах. Почему тяжелобольные осуждённые не доживают до свободы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. №22 01/06/2016
Среди осуждённых немало тех, кто, будучи на свободе, даже не подозревал, что смертельно болен.
Среди осуждённых немало тех, кто, будучи на свободе, даже не подозревал, что смертельно болен. © / УФСИН по Кировской области

Право умереть в своей постели имеют не только законопослушные граждане, но и преступники. 

По крайней мере, это гарантировано законом. Однако в прошлом году, например, в Кировской области восемь человек, у которых были документы с подтверждением наличия смертельных заболеваний, в том числе ВИЧ и рака, скончались, не дождавшись освобождения.

Не самые здоровые

Не секрет, что из тех, кто попадает за решётку, не все пристально следят за состоянием своего здоровья. Но если признаки алкоголизма и наркомании скрыть сложно, то многие инфекции развиваются незаметно для человека, он может даже не догадываться об источнике заражения. Ну а посещать врачей и сдавать анализы некоторые осуждённые начинают, только попав в тюрьму.

Если признаки алкоголизма и наркомании скрыть сложно, то многие инфекции развиваются незаметно для человека, он может даже не догадываться об источнике заражения. Ну а посещать врачей и сдавать анализы некоторые осуждённые начинают, только попав в тюрьму.

«Основной индикатор оказания медицинской помощи подозреваемым, обвиняемым и осуждённым - смертность, показатель, который можно считать максимально объективным, - рассказывает начальник ФКУЗ «Медико-санитарная часть-43» ФСИН России Алексей Фетищев. - В 2015-м в учреждениях УИС Кировской области скончалось 38 человек, показатель смертности – 3,38 на 1000 осуждённых. Для сравнения: по данным регионального Минздрава, смертность в регионе составляет 15,2, то есть в 4,5 раза выше».

В этом году скончались уже 15 осуждённых. К летальному исходу приводят одни и те же причины: заболевания сердечно-сосудистой, дыхательной, пищеварительной, нервной систем, ВИЧ-инфекция и онкология. Просто в своеобразном «рейтинге» они год от года они занимают разные позиции: одни выходят на первые места, другие, напротив, отступают на второй план.

Работу медперсонала МСЧ проверяют и прокуратура, и Следственный комитет, и Росздравнадзор, потому смерть осуждённого превращается в событие, как говорится, из ряда вон. Если при проверке обнаруживают отклонения от стандартов оказания медицинской помощи, приведшие к гибели человека, учреждение оштрафуют через суд.

Сложно представить, что кто-то проявит в данном случае «принципиальность», настаивая на том, чтобы преступник скончался непременно в местах лишения свободы. В конце концов, смерть примиряет всех.

«Поэтому мы стараемся задействовать все возможности, которые позволяют снизить уровень смертности в нашей системе, в том числе за счёт повышения квалификации врачей и медсестёр и приобретения современного оборудования», - поясняет Алексей Фетищев.

До суда – далеко

Основной документ, который даёт право досрочно выйти на волю, - постановление Правительства РФ № 54 «О медицинском освидетельствовании осуждённых, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью». В нём дан достаточно обширный перечень недугов. Больного освидетельствует специальная медкомиссия, которая подаёт ходатайство в суд, а тот принимает решение – освободить человека или оставить за колючей проволокой.

Казалось бы, процедура предельно проста. Однако есть два момента, которые тормозят весь процесс.

Во-первых, с момента поступления материалов в суд до судебного заседания проходит в среднем 20 дней. Есть, конечно, примеры оперативного – за 15 дней - рассмотрения ходатайств об освобождении, но на памяти начальника ФКУЗ «Медико-санитарная часть-43» Фетищева подобное произошло лишь дважды.

Во-вторых, до вступления решения суда в силу должно пройти 10 дней. Прибавьте их к предыдущей цифре – получается целый месяц, а то и больше. Для смертельно больного человека, у которого каждый час на счету, это много. Не стоит забывать, что до этого он ещё ждал постановки и подтверждения диагноза – той же онкологии, например. Медсанчасть УФСИН не располагает компьютерным томографом, который позволяет сразу обнаружить опухоль и метастазы. Да и провести биопсию можно только в профильном учреждении Минздрава. В любом случае время работает не на больного.

Закон есть закон

В 90-е годы умирающих осуждённых освобождали сразу, как только суд выносил решение. Сейчас процессуальные нормы изменились. Однако, по сути, считает адвокат Сергей Носков, обжаловать решение может разве что прокуратура и чисто гипотетически – потерпевшая сторона. Правда, сложно представить, что кто-то проявит в данном случае «принципиальность», настаивая на том, чтобы преступник скончался непременно в местах лишения свободы. В конце концов, смерть примиряет всех.

УФСИН делает всё возможное и для своевременного выявления заболеваний, направления осуждённого в лечебное учреждение, медосвидетельствования и подачи ходатайства в суд. Однако этих усилий недостаточно – нужно, чтобы и другие стороны шли навстречу.

«То, что определено законом, мы обязаны исполнять, - говорит и. о. начальника отдела по надзору за соблюдением законов при исполнении уголовных наказаний прокуратуры Кировской области Руслан Новосёлов. – Других вариантов нет ни у судей, ни у прокуроров. Иногда суды выносят решения, которые подлежат немедленному исполнению, но ситуация, о которой идёт речь, - это не тот случай. Внести изменения в федеральное законодательство могут только депутаты Государственной Думы».

Сумеют ли достучаться до них общественные организации? Вопрос остаётся открытым.

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество