aif.ru counter
2592

Тайны тюремного замка. Как изменилась жизнь заключенных с прошлого века

Начальник СИЗО-1 Александр Новиков рассказал корреспонденту «АиФ-Вятка» о современной и прошлой жизни тюремных заключенных, а также о том, почему работникам следственных изоляторов не обойтись без чувства юмора.

Елена Курбатова / АиФ

180 лет простояли стены первой вятской тюрьмы, возведённые в 1836 году. Строили на века: не каждый современный бур возьмёт кирпичную кладку толщиной в 1,7 м. А заключённые, говорят, умудрялись проделывать отверстия и обмениваться записочками.

Чего только здесь не было: до революции - губернская тюрьма, через которую прошли Сталин и Дзержинский, после – концлагерь, исправительно-трудовой дом, колония для несовершеннолетних, оборонное предприятие, где в годы ВОВ выпускали мины. Статус СИЗО-1 учреждение получило в 1964 году.

На новый лад

Елена Курбатова, АиФ: - Бежать отсюда пытались?

Александр Новиков: - В 1999 году заключённый распилил решётку на окне следственного кабинета, отогнул прут, выпрыгнул на улицу, перелез через сетку и совершил побег. Это сейчас у нас несколько рубежей охраны, а тогда всё было проще. Правда, задержали его в течение суток: прятался в шкафу у мамы.

А в 2000-м трое несовершеннолетних выбрались из камеры (несколько дней забивали хлебным мякишем отверстие замка, чтобы засов входил неплотно), улучили момент, когда постовой ушёл, вылезли в коридор, с помощью простыней отогнули там решётку, заблаговременно из ниток распущенного свитера сплели верёвку и спустились во двор. Но основное ограждение высотой 6 м преодолеть не смогли.

Сейчас из СИЗО уже не сбежишь, а в конце XX века попытки еще предпринимались.
Сейчас из СИЗО уже не сбежишь, а в конце XX века попытки еще предпринимались. Фото: АиФ/ Елена Курбатова

- Почему для строительства тюремного замка выбрали место на берегу?

- Раньше этапирование осуждённых шло по реке: зимой по льду, летом – на баржах, потом каторжан вели через подземный ход или по дороге.

- Возраст здания, наверное, даёт о себе знать?

- Здание старое, начинка современная. Кстати, первый корпус, хотя и построен в 1836 году, но у многих дома таких условий нет. Можно сказать, ремонт у нас не прекращается круглый год. Здесь порядка 179 камер, и что-то постоянно приходится латать. В прошлом году потратили около 2 млн на обновление санчасти.

Были бы деньги, сам бы новый изолятор построил – мне и самому приятно, когда всё новое и блестит. Как требовать от человека соблюдения правил внутреннего распорядка, если я не могу обеспечить его питанием, спальным местом, нормальным температурным режимом, продуктами из нашего магазина? Основной принцип: ты сначала всем обеспечь, а потом - требуй.

Быть беспристрастным

- Тяжело было привыкнуть к работе в тюрьме?

- Я пришёл из ракетных войск стратегического назначения, и поначалу было очень сложно. Коридоры, решётки, двери, замки – всё давило на психику. Спецконтингент тоже очень разный: встречаются и те, кто попал за решётку впервые, и закоренелые убийцы. Постепенно понял, что работать тут могут только люди с нормальным чувством юмора: если ты зануда или у тебя постоянно плохое настроение, здесь делать нечего.

- Ваши сотрудники не стесняются рассказывать о том, где работают?

- Об этом вообще рассказывать не стоит. Так что дружбу они водят между собой, иначе можно попасть и во враждебно настроенную компанию. В России нет такого, чтобы люди с уважением относились к служителям закона. Потому рекомендуем своим не посещать ночные клубы – лучше сходить в кино, поиграть в бильярд, выбраться на охоту, рыбалку.

- Сложно представить, что осуждённые не вызывают у вас никаких эмоций.

- Наш сотрудник должен быть беспристрастным. Для него неважно, осуждён ли человек за кражу или за серию убийств - пусть его судьбу решает суд. А если постоянно напоминать, что перед тобой – убийца, педофил, маньяк, то сложно будет себя контролировать и самому не нарушить закон. Поэтому мы общаемся на «вы», как с любым гражданином, спокойно, вежливо разъясняем правила внутреннего распорядка, требования, приказы. Сотрудник должен приходить на работу с холодной головой и ни в коем случае не переступать грань, установленную законом.

Начальник СИЗО сам пробует готовящуюся для заключенных пищу.
Начальник СИЗО сам пробует готовящуюся для заключенных пищу. Фото: АиФ/ Елена Курбатова

- А если он выражается матом?

- Это грубое нарушение, наказание за которое – выговор или строгий выговор. Проводя инструктаж, стараемся донести до всех: вы не просто сотрудники СИЗО – вы представители государства, закона, и, употребляя нецензурную брань, вы уподобляетесь преступнику.

«Никто над ними не издевается»

- Тюрьма у многих ассоциируется только с унижениями и физическим насилием.

- Ну да, менталитет у нас такой: угодил человек в тюрьму – и сразу стал «бедным» и «несчастным». А почему? Ведь он убийца, вор, грабитель! Он причинил людям зло. За последние годы у нас не было ни одного необоснованного случая применения физической силы и спецсредств, а если мы их используем, то всё фиксирует видеорегистратор, и эти записи хранятся не один месяц. Да и к чему бить заключённых, если сотрудники знают, что те постоянно проходят телесный осмотр. По поводу любого синяка сразу составляется рапорт.

Если заключённый нарушает режим, все его действия также фиксируются на видеокамеру, а затем решение выносит дисциплинарная комиссия. Да и благодаря технике следить за порядком стало проще: в здании установлено более 140 видеокамер. Нас в любое время, даже ночью, могут проверить сотрудники прокуратуры, сюда постоянно приходят правозащитники. Мы открыты для всех – нам скрывать нечего. Сотрудников, замеченных в чём-либо противозаконном, переводим в охранное подразделение, которое меньше контактирует с заключёнными, в коменданты, в другие службы, провожаем на пенсию, а то и выгоняем с позором.

По периметру расположены камер. Так что все тщательно регистрируется и, в случае чего, безнаказанным не остается.
По периметру расположены 140 видеокамер. Так что все тщательно регистрируется и, в случае чего, безнаказанным не остается. Фото: АиФ/ Елена Курбатова

- Что изменилось в СИЗО с годами?

- То, что я иногда читаю на различных правозащитных сайтах, вызывает улыбку. Не знаю, как в других регионах, но Кировская область тем и известна, что тюрьмы здесь не «красные» и не «чёрные», а всё происходит по закону, который все обязаны выполнять. Особенно этому удивляются те, кто попадает из Москвы или Питера.

В 90-е годы при расчёте на 760 человек здесь содержалось 2500: в камере в 25 «квадратов» - по 100 заключённых. Стоя. Спали по очереди. Сигарет не хватало, собирали для них «бычки» - в тюрьме без курева может быть бунт. Когда я пришёл сюда, в СИЗО было около 1500 человек. Раз в форме приехал домой, так жена сказала: «Раздевайся в коридоре и одежду выноси на лоджию». Такой от меня шёл «аромат» пота и сигаретного дыма.

Сейчас по норме на одного заключённого приходится 4,5 кв. м. Нары заменены на кровати, санузел огорожен, оборудована вытяжная вентиляция. Все обеспечены спальными принадлежностями и трёхразовым питанием. Многие на воле не видели ни мяса, ни творога, который они здесь получают. Те, кто впервые совершил преступление, и рецидивисты содержатся отдельно, чтобы не насаждать криминальную культуру. То же и с больными туберкулёзом – эпидемии нам не нужны.

Прогулки, сон, лечение. Никто над ними не издевается. А они всё равно: нас там бьют, унижают. Да многие ли из них хотят работать и вообще вернуться к нормальной жизни? Не более 20%.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Как стать донором крови?
  2. Зачем нужна «вафельница»?
  3. Зачем детям платить налог за недвижимость?
  4. Сколько новых детских садиков построят в Кирове?
  5. Что такое «нулёвые» квитанции?
  6. Кому положена бесплатная прививка от гриппа?
  7. Почему так много кировчан стремятся сменить место работы?
Самое интересное в регионах
Роскачество