aif.ru counter
559

Помощь с небес. Как врачи и пилоты санавиации спасают жизни

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. №16 20/04/2016
Санавиация даёт шанс тем пациентам, которых по тем или иным причинам трудно перевозить.
Санавиация даёт шанс тем пациентам, которых по тем или иным причинам трудно перевозить. © / Из архива редакции "АиФ-Вятка"

Термин «санавиация» в современном мире считается не совсем корректным - сейчас служба называется «Отделение специализированной скорой помощи». Она использует разные способы транспортировки врачей и пациентов - на автотранспорте, по железной дороге и, конечно, по воздуху.

В любое время дня и ночи

В Кировской области санавиация действует на базе Кировской областной больницы, а перевозки осуществляет компания «Вяткаавиа». С ней заключён контракт на 3 года, на каждый из которых выделено около 11 млн рублей - час полёта обходится примерно в 40 тысяч. На эти деньги в год совершается 170-180 вылетов. Чтобы понять, много это или мало, достаточно сказать, что воздушную скорую помощь в среднем задействуют каждые два дня. Иногда в день приходится совершать несколько полётов, а иногда, наоборот, услуги санитарной авиации бывают не востребованы неделю.

«Зависит это и от времени года, - пояснил Владимир Троегубов, главный врач Кировской областной больницы, - зимой совершать вылеты сложнее, так как световой день короткий, поэтому их бывает меньше. Например, за первые три месяца этого года совершено лишь 30 вылетов. Летом их будет больше».

Однако, если ситуация требует срочного вмешательства, пилоты готовы вылететь в любое время дня и ночи, и в любую погоду, будь то туман или снегопад.

«У нас есть высшая категория допуска, - отметил пилот-инструктор санавиации Николай Максимов, - поэтому мы можем летать в условиях плохой видимости».

Кстати, сейчас в санавиации преимущественно используются вертолёты «Ми-2». Есть и самолёты «Ан-2», однако они могут летать лишь в те районы области, где с советских времён остались посадочные площадки.

Сейчас в санавиации преимущественно используются вертолеты Ми-2.
Сейчас в санавиации преимущественно используются вертолеты Ми-2. Фото: Пресс-служба МЧС РФ

«Раньше они имелись во всех районах, - вспоминает Николай Вениаминович. - Но сейчас или превратились в свалки, или заросли травой. А в одном районе площадку и вовсе перекопали и превратили в поле. Вертолету сесть легче, хватит и небольшого стадиона или дороги - главное, чтобы поблизости не было проводов».

Существуют, к слову, проблемы с площадками и в самом областном центре. Вылетать и приземляться приходится на аэродроме Кучаны, который находится в 25 км от города. Пока «скорая» до него доберётся, драгоценное время уйдёт. 

«Мы давно ищем площадку непосредственно в Кирове, чтобы «скорой» было легче до нас добраться, однако пока наши поиски не увенчались успехом, - отметил Николай Максимов. - Недавно предлагали небольшой участок посреди новостроек. Но вертолёт же не поднимается вверх как муха, ему всё равно нужен небольшой разгон. И, вы представьте, что будет с жильцами этих домов! Выходишь на балкон чаю попить, а на тебя вертолёт летит».

Не говоря уже о том, что из-за ночных вылетов спать обитателям округи не придётся. В итоге проблема пока остаётся нерешённой.

Врачи-путешественники

Главный вопрос, который всех интересует: в каких случаях вызывают санитарную авиацию? Вариантов, на самом деле, много, и не все они предполагают критическое состояние пациента.

Во-первых, вертолёты доставляют в дальние районы специалистов, которых там в данный момент нет - про кадровый голод в медицине известно всем. Чаще всего летают специалисты, которые требуются для проведения операции: анестезиолог, реаниматолог, кардиолог, хирург, нейрохирург. Последних, кстати, в районах нет вообще, поэтому областным специалистам приходится много перемещаться по региону.

«Стоит отдать должное нашим врачам, - отмечает Владимир Троегубов. - Никто из них не отказывается лететь, хотя на самом деле это сложно: даже после непродолжительного полёта на вертолёте сильно закладывает уши, и несколько часов после него человек плохо слышит».

Во-вторых, воздушную «скорую» вызывают для эвакуации тяжёлых пациентов, которых везти на машине долго и опасно.

Особое внимание уделяют детям: их эвакуируют в областную больницу чаще. В-третьих, врачи поспешат на место, если есть какая-то опасность для большого количества людей: например, случилось массовое отравление. 

Кроме того, воздушные суда доставляют препараты и оборудование, которые срочно требуются.

Владимир Иванович отмечает: по возможности больница всё же старается отправлять реанимобили, в которых есть всё необходимое оборудование. Ведь из вертолёта врачу приходится нести его на себе.

«Конечно, было бы неплохо иметь свой оборудованный вертолёт на базе больницы, - признаёт Владимир Троегубов. - Тогда, может, и вылеты были бы еще чаще».  Но пока это лишь мечты.

И опасна, и трудна

Конечно, работу в санитарной авиации нельзя назвать простой. И врача, и пилота могут поднять посреди ночи и отправить в буквальном смысле к чёрту на кулички - расстояния-то у нас огромные. В областной больнице 50 медиков в постоянной готовности к тому, чтобы обслужить такой вызов. Что касается пилотов, то их на «Ми-2» всего двое. Они всегда на связи и по первому звонку готовы выдвинуться в путь.

«В молодости я, конечно, считал свою профессию романтической, - признаётся Николай Максимов, - но сейчас для меня это просто работа. Тут, по-моему, неважно, за рулём какого транспортного средства ты находишься - автомобиля или вертолёта».

Работа в «санавиации» в буквальном смысле и опасна, и трудна. Нередко приходится следить за местными жителями, которые не понимают, насколько велик риск получить травму рядом с вертолётом.

«Иногда приземлишься где-нибудь на стадионе, а вокруг уже собирается стайка ребятишек, - рассказывает Николай Вениаминович. - Нам, конечно, не жалко, ребёнок должен быть любопытным, лишь бы не залез никуда».

Увы, случаи, когда вертолётными лопастями травмировало неосторожно подошедших людей, Николай Максимов вспоминает без труда.

Нейрохирургов в районах нет вообще, поэтому нередко нужна помощь областных специалистов.
Нейрохирургов в районах нет вообще, поэтому нередко нужна помощь областных специалистов. Фото: АиФ/ Станислав Ломакин

А Владимиру Троегубову помнится опасный случай из его практики, когда он сам, будучи хирургом, летал санитарной авиацией.

«Помню, прилетели в поселок Пинюг ночью. Пошли на посадку, видим: внизу костры. Обычно четыре костра разводят - площадку для посадки обозначают. И вдруг один из пилотов кричит: «Поднимайся вверх!» Как выяснилось, внизу просто жгли опилки. Боюсь представить, что было, если бы мы всё-таки сели. Ещё был интересный случай, когда летели в поселок Тужа зимой. Подлетели, видим, уже ждёт «скорая». Спускаемся всё ниже, и вдруг вертолёт заваливается на бок. Чтобы не упасть, резко пошли на взлёт, а второй пилот в этот момент выпрыгнул. Они так часто делают, особенно, когда плохая видимость: один выпрыгивает и помогает сесть с земли. Но в этот раз что-то пошло не так, выглядываю, а пилот лежит без движения! В общем, пришлось спасать не только пациента, но и лётчика».

Вызов профессионализму

Конечно, врачи не боги, но в случае с санавиацией помощь действительно спускается с небес. Работу медика и так не назовёшь простой, а здесь им приходится после нелёгкого перелёта, в незнакомых условиях, в непредсказуемых обстоятельствах - всё может оказаться гораздо сложнее, чем предполагалось, вставать к операционному столу, спасая чью-то жизнь.

«Спустя 4 года моей работы заведующий мне предложил работать в санавиации, - рассказывает Сергей Кузнецов, врач-хирург Кировской областной детской клинической больницы. - Первый случай очень хорошо помню. Позвонили из Советска. Там накануне вечером мотоциклист сбил 3-летнюю девочку. У ребёнка была закрытая травма брюшной полости. Надо было ехать оперировать. На вертолёте мы быстро долетели. Девочку сразу взяли в операционную. У неё оказались множественные разрывы печени - с такой травмой я столкнулся впервые. Транспортировать в Киров было опасно, могли потерять много времени. Принял решение оперировать. Помогали 2 местных хирурга. В итоге удалось убрать обширную гематому печени, остановить кровотечение. Операция длилась четыре часа».

«Самый запоминающийся случай из выездов по санавиации был не в дальний район, а в хирургическое отделение больницы №5 в микрорайоне Коминтерн. Там мы проводили операцию по удалению 120-миллиметрового гвоздя, который пробил сердце больного насквозь, - вспоминает Сергей Наговицын, заведующий отделением сосудистой хирургии Кировской областной клинической больницы. - Пациент поступил в больницу с подозрением на инфаркт, но когда мы осмотрели его, то увидели, что из груди едва виднеется шляпка гвоздя. Самое сложное было зашить повреждения в сердце. Операция прошла удачно. Это уникальный случай в хирургической практике, и у меня подобных ситуаций больше, конечно же, не было».

«Самый запомнившийся случай из выездов по санавиации был в Верхнекамском районе, когда у подростка пришлось доставать инородное тело из трахеи, - делится Сергей Помелов, врач анестезиолог-реаниматолог Кировской областной детской клинической больницы. - Сложности были в диагностике, так как пациент находился в бессознательном состоянии после употребления наркотиков. При осмотре смущала плохая проходимость дыхательных путей, большое количество крови в ротовой полости. Только после повторной ларингоскопии выявили и удалили из трахеи инородное тело - пластмассовую зажигалку! У пациента была серьёзная, жизнеугрожающая асфиксия. Если бы нам не удалось обнаружить и достать инородное тело, подросток бы погиб».

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество