aif.ru counter
405

«Я им нужна». Как инспекторы ПДН работают с неблагополучными семьями

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. №32 10/08/2016
5-летнего Руслана, оставленного в квартире одного, Олесе пришлось забрать в отдел.
5-летнего Руслана, оставленного в квартире одного, Олесе пришлось забрать в отдел. © / Елена Курбатова / АиФ

Есть такие профессии, где без призвания – никак. Ни денег они больших не сулят, ни должностей – одни хлопоты.

Но если уж человек однажды прикипел к своему делу, то не променяет его ни на какое другое. Так и случилось с Олесей Коршуновой, и уже 15 лет эта хрупкая женщина разбирается в чужих семейных проблемах, чтобы не страдали дети.

«Наверное, они меня и держат, - признаётся старший инспектор отдела по делам несовершеннолетних отдела полиции №2 УМВД России по городу Кирову Олеся Коршунова. - У меня не было мысли поменять службу, хотя такие предложения поступали. Но и родители нуждаются в нас: ждут, когда с ними поговорят, успокоят, помогут. Кстати, мне часто говорят «Спасибо», иногда даже просто за то, что пришла и выслушала. А когда получают реальную помощь, всегда благодарят».

Подопечные Олеси – это 36 семей, в которых воспитывается 27 несовершеннолетних. Она всегда на связи, а раз в две недели, иногда и чаще, заходит в гости. Приглашение для этого не требуется.

«Могу заглянуть буквально на пару минут: оценить обстановку, проверить, есть ли чем детей накормить, трезвые ли родители, как одеты ребятишки. Глаз у меня намётан – с порога определю, если что не так», - говорит Коршунова.

Обитатели трущоб

Во дворе дома на Казанской, который, вероятно, лето сто назад был вполне приличным купеческим особняком, нас встречает молодая женщина с двумя девочками 2-3 лет.

Но и родители нуждаются в нас: ждут, когда с ними поговорят, успокоят, помогут.

Валерия гостеприимно приглашает в дом. Она и её мама обитают здесь с рождения: одной 25 лет, другой – 55. Оказавшись внутри, понимаю: живи я здесь, наверное, запила бы. С горя. Психика не всякого нормального человека способна вынести вид потолков с обвалившейся штукатуркой, закопчённой печи с вывалившимися кирпичами, комнаты с ободранными стенами, некогда служившей ванной, оголённых проводов, ушедших в сторону лестниц и разбросанных повсюду гор тряпья, посуды, каких-то коробок, бутылок. Возникает ощущение, что ты – посреди помойки. И уж точно не в XXI веке. Из крана постоянно льётся вода. На мой вопрос, почему, Валерия отвечает: если выключить, можно больше и не дождаться.

Многие дома, в которых живут неблагополучные семьи, давно должны расселить.
Многие дома, в которых живут неблагополучные семьи, давно должны расселить. Фото: АиФ/ Елена Курбатова

В комнате, где обитает семья из 5 человек, включая больную бабушку, которая почти уже не подымается с кровати, чуть почище. Но слово «порядок» жильцам «квартиры», похоже, не знакомо.

Дом обещали расселить в следующем году. Понятно, что какие-то глобальные ремонтные работы в преддверии этого никто проводить не станет, но мусор-то могли бы и прибрать – всё-таки дети растут посреди этого «добра». Только кому оно надо? Да это и не главное, пожалуй: куда важнее, чтобы взрослые не ударились в загул и не позабыли о своих отпрысках совсем. Чтобы устроились на работу, детей оформили в детский сад, а за теми, кто постарше, организовали присмотр. Потому что у них свои соблазны – алкоголь, «спайсы», адреналин в крови, который куда-то надо выплёскивать.

По словам Валерии, в поле зрения полиции их семейство попало случайно: внезапно нагрянули проверяющие, а дома – не прибрано.

«Поступил сигнал из поликлиники, - поясняет Олеся Коршунова, - что мама не выполняет предписания врача. Семья находилась в сложном материальном положении: муж работал по ночам, жена ему помогала, дети оставались на попечении тяжело больной бабушки. Бывало, выпивали – от нервов. Я к ним чуть ли не каждый день забегала – проверить, что да как. Сейчас ситуация налаживается, но всё равно их надо периодически контролировать, оказывать помощь, например, с тем же устройством в детский сад, в общем, направлять, иначе в любой момент они могут потерять ориентиры в жизни».

Моя хата с краю

По её словам, обычно неблагополучные семьи выявляют через социальных педагогов, участковых, сотрудников органов опеки и попечительства. Обычные кировчане звонят редко. Тем, что происходит рядом с ними, почти никто не интересуется, хотя существуют у нас и телефоны доверия, и просто возможность позвонить в полицию, чтобы анонимно рассказать о том, что в семье по соседству творится что-то неладное.

Могу заглянуть буквально на пару минут: оценить обстановку, проверить, есть ли чем детей накормить, трезвые ли родители, как одеты ребятишки.

Следующих своих подопечных Олеся Коршунова как раз и «вычислила» через школу. Один из парней вдруг стал хуже учиться, пропускать занятия, не пытался исправить оценки. Выяснилось: мама не работает, занимается двумя младшими детьми. На беседы в школу женщина являлась через раз, но на учёт в ПДН Светлану поставили после того, как в полицию поступило заявление: по подоконнику второго этажа разгуливает маленький ребёнок. Выяснилось, что мать в тот момент была пьяна.

В некоторых квартирах царит самый настоящий хаос.
В некоторых квартирах царит самый настоящий хаос. Фото: АиФ/ Елена Курбатова

Наш визит застал женщину врасплох: её основательно колотит с похмелья. Дети бегают с бутылочками, заполненными то ли молоком, то ли молочной смесью, хотя по возрасту такая еда уже не для них. В квартире относительно чисто, на кухне сделан ремонт, но дом старый, и тоже готовится под расселение.

«Иногда Света выпивает, но в длительные запои не уходит – стараюсь её контролировать, звоню практически каждый день. Если не отвечает, значит, либо уехала в деревню, где связь плохая, либо уже подшофе. Я её честно предупредила: будет пить – отберём детей, однажды уже забирали сына на сутки в приют. Мне кажется, что материнский инстинкт у неё пока не потерян и ситуацию она воспринимает адекватно», - считает Олеся.

По словам Коршуновой, лишение родительских прав – крайняя мера: ребёнка всё равно стараются оставить в семье, если только ему не грозит реальная опасность.

Отвести беду

Олесе доводилось видеть разное. Квартиру, где на шестерых малышей не было ни одного спального места, где гуляла пьяная компания, а мать ребятишек, младшему из которых едва исполнилось полгода, вообще не понимала, что происходит. В таких ситуациях до беды не далеко, и цель Олеси – её не допустить. Бывает, она участвует в совместных рейдах с участковыми или приезжает в сопровождении патрульных, но чаще ходит по квартирам одна. А там встречаются и пьяные, и буйные граждане. Неужели не страшно?

«Выручает знание человеческой психологии: поговорить, выслушать, успокоить. Обычно с семьями у нас доверительные отношения: люди понимают, что я работаю не во вред им и, если составляю административный протокол, значит, на то есть основания».

Лишение родительских прав – крайняя мера: ребёнка всё равно стараются оставить в семье, если только ему не грозит реальная опасность.

А наш совместный с Олесей рейд закончился тем, что в одной из квартир дома, тоже предназначенного под расселение, обнаружился 5-летний Руслан, мама которого вроде как была на работе. В таких случаях сотрудник полиции не имеет права оставить ребёнка без присмотра и, доверчиво взяв «тётю» в форме за руку, мальчик отправился в отдел. Кто знает, чем могла бы закончиться эта история?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество