aif.ru counter
193

Что пьём, чем дышим? Главный эксперт области об экологической обстановке

Список советов и комиссий, в состав которых входит профессор кафедры химии ВятГГУ, доктор технических наук Тамара Ашихмина, состоит из 17 позиций, и он ещё не полный. На вопрос, как она успевает сочетать научную работу и общественную деятельность, Тамара Яковлевна отвечает: «Я делаю это с удовольствием», но признаётся, что 24 часа в сутках – это мало, лучше бы 72 – их бы точно хватило на всё. Хотя кто знает?

Химия – школьная любовь Тамары Ашихминой, а экологией она «заболела» в начале 90-х, когда предложили разработать программу экологического мониторинга региона для всероссийского конкурса. Сегодня же, без преувеличения, более авторитетного эксперта в этой области просто не найти.

И всё-таки из-под крана?

Елена Курбатова, АиФ: - Какой экологической проблеме можно присудить первое место?

Тамара Ашихмина: - Проблеме чистой питьевой воды. Она касается каждого, потому что все мы пьём воду. Если бы ушкуйник сегодня зачерпнул из Вятки, возможно, отравился бы. Правда, наши организмы уже адаптировались к воде, которую употребляем, но, будь она чище, мы наверняка чувствовали бы себя лучше - здоровье человека напрямую зависит от качества воды.

- Говорят, вода в Вятке стала чище: многие предприятия закрылись, и объём промышленных стоков уменьшился.

- Чище, наверное, не стала – просто мы не отслеживаем все показатели. Многие годы исследуем пробы воды, к примеру, на содержание тяжёлых металлов и других промышленных загрязнителей, а ведь специфика загрязнений изменилась. К примеру, раньше стирали мылом, изготовленным на основе натуральных веществ, а сегодня - синтетическими моющими средствами. А сколько появилось различных видов пестицидов, гербицидов, инсектицидов? И всё это попадает в воду наших рек.

Питьевая вода Кирова оставляет желать лучшего. Фото: www.russianlook.com

- В общем, воду из-под крана вы не пьёте?

- Пью, но пропускаю через два фильтра, отстаиваю и обязательно кипячу. А в период с 1 апреля по 1 июня воду покупаю, хотя покупную не очень люблю. Вода из скважин жёсткая, в ней содержится много бора, кремния, фторидов, и если у человека есть заболевания суставов или жёлчнокаменная болезнь, употреблять её постоянно не слишком полезно.

- Что можно сказать о качестве воздуха, которым мы дышим?

- Здесь тоже своя специфика. Например, уровень бенз(а)пирена, который образуется при сгорании топлива, стали определять совсем недавно, причём не опытным, а расчётным путём. А сегодня именно он, наряду с формальдегидом, является основным загрязнителем воздуха. Могу сказать, что мы закупили оборудование и намерены делать такие анализы. Но и без них можно сказать, какие улицы Кирова являются самыми загазованными.

- Ещё один больной вопрос – бытовые отходы. Их так много, что для Кирова строится полигон ТБО в Слободском районе. Что же дальше?

- Этот вопрос мы задали специалистам на заседании Общественной палаты. Нам ответили: нужно построить хотя бы по одному полигону в каждом районе, но это требует огромных затрат. И главное – население не всегда поддерживает строительство таких объектов, возникают конфликты. До сих пор не решён вопрос в Советске, хотя и проект есть, и работы начались, и выделены федеральные средства, которые необходимо освоить.

Не так страшен чёрт?

- Вы много лет следите за экологической ситуацией на объекте по УХО «Марадыковский». А с чего всё началось?

- В конце 90-х Юрий Мельцов, председатель областного комитета по охране окружающей среды и природных ресурсов, придумал создать лабораторию, которая бы осуществляла научное сопровождение всех работ в Марадыковском. Возглавить её поручили мне. По большому счёту я не представляла, что там хранится - тема всегда была под семью замками. Мы должны были оценить, насколько безопасна технология уничтожения химоружия (УХО) – сжигание отравляющих веществ (ОВ) с последующим битумизированием реакционных масс. Бились, наверное, года два, и всё-таки в федеральном управлении по безопасному хранению и уничтожению химического оружия к нам прислушались и предложили другой вариант - нейтрализовать ОВ в самом боеприпасе, а сжигать реакционные массы. Ушли мы и от битумизации отходов. Долго решался вопрос, где строить объект по УХО. Предварительно мы исследовали территорию, взяли пробы почвы и воды, описали животный и растительный мир, обследовали места, где уничтожались аварийные боеприпасы. На основе полученных данных определили площадку для стройки. Было предложено три участка, в конце концов, выбрали ближайший к арсеналу. Много было в тот момент упрёков в наш адрес, но время показало, что мы были правы. Иначе пришлось бы каждый день возить снаряды за 18 км, а это – огромный риск! Военные поняли: мы занимаемся делом, а не зарабатыванием денег, и, начиная с 1998-го, не было ни одного года, чтобы мы не выполняли какой-нибудь проект в рамках федеральной целевой программы. Сейчас проектируем полигон для захоронения отходов – их будет около 20 тыс. тонн.

- Насколько «Марадыковский» безопасен для природы и людей?

- Конечно, изменения в окружающей среде есть, ведь объект УХО – это крупное химическое предприятие. Но если сравнивать его с другими, я бы сказала, что оно – одно из самых эффективных и высокотехнологичных, ведь в обеспечение его безопасности вложены огромные средства. Не думаю, что влияние объекта, даже отсроченное, будет ощущаться на здоровье населения.

Все беды от незнания?

- На ваш взгляд, изменилось ли отношение общества к проблемам экологии, о которых сейчас так много говорят?

- К сожалению, только говорят. С молоком матери человек должен впитывать понимание того, что нужно беречь свой край, свой дом, дворик, речку. Мы работаем со школьниками, и дети очищают береговую линию, а взрослые приезжают и моют машины, бросают бутылки. Или - постоянно вижу такую картину: контейнер неполный, но мешки с мусором стоят рядом. Стыдно за кировчан. У населения нет экологической культуры. Как сказал академик Никита Моисеев, в нашем обществе все четыре поколения: дед, отец, сын и внук – находятся на одном уровне незнания в области экологии. Но, судя по тому, что обязательное преподавание экологии в школах отменили, обществу не нужны грамотные в экологическом отношении люди.

По мнению Тамары Ашихминой, людям не хватает экологической культуры. Фото: АиФ/ Максим Кармаев

- Что заставляет вас так думать?

- Три года назад я была делегатом X съезда экологов, и меня удивило, что на мероприятии такого уровня, где собрались ведущие специалисты, из правительства присутствовал только министр Трутнев. Ну, пусть не Президент, так хотя бы кто-то из заместителей мог почтить нас своим присутствием - мы ехали с мыслью о том, что, вернувшись из Москвы, озвучим идеи, которые исходят от главы государства. Ведь все понимают, как много проблем в области экологии, а возможности природы не бесконечны и она обязательно отплатит нам за не бережное к ней отношение.

Досье:

Тамара Ашихмина. Родилась 25 мая 1945 г. в д. Ряби Кумёнского района в многодетной семье. Окончила естгеофак КГПИ и аспирантуру в Ярославском пединституте. Своими достижениями (в том числе) считает: открытие на базе ВятГГУ лаборатории РАН и инновационно-образовательного Центра космических услуг, создание научной школы - одной из ведущих в России. Член Общественной палаты области. В свободное время любит читать, шить и работать в саду. Жизненное кредо: достаётся недёшево счастье трудных дорог.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество