aif.ru counter
61

Виктор Корсаков: «Пленэр в Кирове похож на праздник»

Гульнара Гарипова / Предоставлено автором

Разговор на набережной. Девочка с мамой наблюдают за работой художника.

- Смотри, какую дядя-художник картинку нарисовал! Тебе нравится? - поинтересовалась женщина у дочки.

- Да, красиво, только почему у дяди в коробочке нет карандашиков, ластика и фломастеров?- удивилась малышка.

Такие забавные диалоги можно услышать, прогулявшись в эти дни по набережной Вятки и Александровскому парку, где участники III Всероссийского пленэра «Край вятский – земля живописная» пишут этюды. Кировчане подходят к художникам, осторожно заглядывают из-за плеча живописца на холст, кто-то хочет познакомиться, некоторые любопытствуют: сколько будет стоить написать портрет.

Недалеко от Вечного огня заслуженный художник РФ Виктор Корсаков из Рязани дописывает этюд с видом на Вятку и заречную часть города. Виктор Васильевич уже второй раз приезжает на пленэр «Край вятский – земля живописная». Он стал победителем осеннего пленэра, и его работы получили высокую оценку авторитетных экспертов.

- Виктор Васильевич, вятский край так запомнился вам, что вы решили вновь принять участие в проекте?

Виктор Корсаков с новой работой.
Виктор Корсаков с новой работой. Фото: Предоставлено автором

- Конечно! Я поехал, потому что уже знал, что в Кирове будет тепло и душевно. Пленэр для нас – праздник, потому что художнику очень важно выезжать в незнакомый город, который позднее становится родным. Подготовка к поездке на пленэр напоминает мне запуск ракеты в космос: когда одна за другой отделяются ступени корабля – повседневные заботы, и ты будто вырываешься на «творческую» волю. Волнуясь, садишься в поезд, знаешь, что тебя ожидают приятные две недели работы, общения, открытий, новых чувств. Мне живо запомнились на осеннем пленэре поездки в Истобенск и Верхошижемье. Там небо иное, дали с высот просматриваются глубокие, палитра очень богатая. У вас даже воздух другой – прозрачный. Очень хочу пожелать вашему пленэру развиваться и дальше. Потому что для участников такая форма работы - это способ выживания: здесь появляется возможность заниматься чистым творчеством, решать внутренние цеховые вопросы художников. Возникает даже какой-то соревновательный интерес: вдруг открытия товарищей тебя взбудораживают. Под впечатлением ты бредешь куда-то и замечаешь неожиданный ракурс, которого никогда не увидел бы прежде – вот тебе и подарок. Так и рождается искусство – совершенно неожиданно, из ничего. Помните, у Ахматовой: «Когда б вы знали, из какого сора…».

- Виктор Васильевич, вы были в числе победителей второго пленэра «Край вятский – земля живописная». Думали о победе, когда работали, или высокая оценка ваших работ стала приятной неожиданностью?

- Изначально, конечно, не думал, буду первым или нет. Но ближе к завершению пленэра устроил себе небольшую провокацию – взял большие холсты, на которых обязал себя решить определенную задачу: поработать с архитектурой. У меня богатый опыт такой работы, поскольку я сам родом из Коломны, часто писал коломенский кремль: его стены из красного кирпича получились очень выразительными, даже воинственными. И в архитектуре Вятки я почувствовал что-то общее с коломенскими работами – в Кирове много впечатляющей архитектуры. Ваш женский монастырь очень выразительно отразился на большом холсте. Видимо, членов комиссия данная работа и впечатлила. Конечно, я рад, что победил на осеннем пленэре. Рад и тому, что мои работы с вятского пленэра получили хорошие отзывы уже в Рязани, где я представил их на различных выставках. Люди, которых я очень уважаю, чьим мнением дорожу, отметили, что я по-новому раскрылся в цикле вятских работ.

- Виктор Васильевич, вы преподаете в рязанском университете на кафедре компьютерной анимации. А сами не хотите поэкспериментировать с «ожившей живописью», как Александр Петров?

- Меня сейчас, безусловно, влечет в эту сторону. Еще и сын оказывает влияние: Макс окончил ВГИК как художник-постановщик, работал со Звягинцевым над «Левиафаном». А теперь Максим занимается анимацией, нашел себя в данном направлении.

- Сейчас, на зимнем пленэре в Вятке вы видите совершенно иной город, иную природу. Каковы особенности работы художника в это время года, когда природа спит?

- Когда я работал над дипломом на тему «Времена года» в Московском государственном художественном институте им. В.И. Сурикова, у меня сложилось понимание того, что весна – это свет, лето – форма, осень – живопись, а вот зима – это графика. Зимой природа анемична, погружена в себя, снег, как саван накрывает её, и возникает ощущение сохранности. Причем эта анемичность остается вне зависимости от солнца, которое может появиться, озарить сугробы, но его лучи лишь отражаются, не проникая и не растворяясь в пейзаже. Работать со снегом – подарок для художника, потому что в зимних работах палитра становится ограниченной, в отличие от летних пейзажей, когда можно утонуть в зелени. Зимой важны другие акценты: больше ищешь фактуру, ритм, пятно и силуэт, в особенности тогда, когда пишешь деревья и создаешь вибрацию мелких веточек. Инструментарий, который спал летом и был тобой забыт, вдруг становится востребованным. Иногда образ создается одним верным мазком – когда выбраны точный цвет и правильная кисть. Мастерство в том и заключается, что нужно найти соответствующее созвучие фактуры, кисти, и тогда все «спекается».

Фото: Предоставлено автором

Во время интервью Виктор Корсаков заканчивает работу над этюдом, и мы отправляемся на поиск новой натуры – для следующего пейзажа.

- Виктор Васильевич, расскажите, о первом этюде: как возник замысел, и получилось ли его реализовать?

- Боюсь, что в этой работе грунт может съесть цвет, - смеётся живописец. – В следующий раз надо подумать о том, чтобы заранее взять цвет светлее или отказаться от какой-то красочки. Если вернуться к разговору о фактуре и материалах, то к ним еще нужно подключить и формат. Сегодня я приготовил несколько разных холстов, и волей-неволей искал вид сообразно их формату. И пейзаж неожиданно прочитался в заданном формате, холст помог включить композицию. Я по институтской специальности художник-монументалист, знаком с работой со стеной – местом, где должна возникнуть роспись или мозаика. Чтобы архитектура вместо враждебности проявила к живописи благосклонность, нужно искать композицию. Композиция – суть первейшая ступенька к образу, как только она найдена – пойдет работа. Уже потом возникла пластическая идея. Сегодня мы вышли на берег Вятки, где потрясающие лучи солнца пробивались из-за туч: как на театральной сцене пушкой высвечивается определенная мизансцена, так и на набережной сегодня все вокруг загоралось от света, и мир вмиг менялся. Мне нравится писать и общаться с людьми – многие кировчане подходят, интересуются нашей работой. Жители Кирова очень тактичны – всегда спрашивают разрешения. Пока писал сегодня, познакомился с дамой, которая когда-то рисовала, и теперь сомневается, стоит ли ей попробовать вновь. Я ей посоветовал не откладывать намерения в долгий ящик и заняться живописью, не медля. Для нас каждый этюд – это встреча. Когда мы работали в Истобенске на осеннем пленэре, местные жители недоумевали: зачем нужно приезжать из Рязани, чтобы написать у них какие-то картинки. На нас многие смотрели, как на блаженных, когда узнавали, что за картинки еще и не платят зарплату, что мы пишем ради творчества.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество