244

В тылу и немецком плену. Две истории ветеранов о начале и конце войны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. №25 21/06/2017
Кировское отделение РЖД / РЖД

В тыл, лишь бы выжить

Татьяну Ланграт на железную дорогу привела война. В 1941 году ей было 17 лет, и она вместе с родителями жила в Великих Луках Псковской области.

«В тот воскресный день было солнечно и ясно, - вспоминает Татьяна Оскаровна. - Многие работали на своих огородах. И вдруг прозвучало тревожное объявление по радио: «Фашистская Германия напала на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война…». В те годы мой папа работал на заводе по ремонту паровозов. Когда началась мобилизация мужчин на фронт, его забрали одним из первых».

Вскоре немцы начали бомбардировки Псковской области. Город Великие Луки также подвергался регулярным налетам фашистов.

Война отняла у Татьяны Ланграт отца и детство.
Война отняла у Татьяны Ланграт отца и детство. Фото: РЖД/ Кировское отделение ГЖД

«Немецкие самолеты летали так низко, что можно было разглядеть пилотов, - продолжает свой рассказ Татьяна Ланграт, - а осколки от снарядов были такие горячие, что вода в лужах вскипала после их попадания. Мама сказала, что нам надо эвакуироваться. Обозы с людьми шли переполненные, жители выбирались, как могли: кто на своих лошадях и повозках, кто просился к соседям. Нам с мамой проситься было не к кому, мы шли пешком. Иногда нас подвозили на попутках. Так мы добрались сначала до Северной Двины, Ржева, а потом и до Подмосковья. Здесь на крупном железнодорожном узле я устроилась на работу в путевую машинную станцию. Мы ремонтировали путь после бомбардировок. Вскоре меня отправили на учебу в Гороховец Горьковской области. А после обучение определили на станцию Лянгасово в вагоноремонтный пункт».

Жили мама и дочка в деревянном бараке, старались во всем друг друга поддерживать. Ведь родных у них больше не было ни души. Известий о главе семейства не получали долго. И вот в 1942-м получили весточку о том, что Оскар Ланграт был ранен в голову и демобилизован.

«Папа приехал к нам в Лянгасово, долго лечился, лежал в больнице, - делится воспоминаниями Татьяна Оскаровна, - но из-за тяжести ранения и болезни сердца умер в 1943 году».

В военные годы в вагоноремонтном пункте работали все по двойной норме – сначала делали свою непосредственную работу: вели бухгалтерию, хозяйственные дела или работали в цехах, а по окончании смены шли разгружать или грузить вагоны, а также выполнять строительные работы.

Трудно было поверить, что этот ад закончился. В нашей столовой в честь Победы был организован праздничный обед. Помню, напекли пирогов с рыбой, и пели, и плясали, и плакали…

«Тяжело было девчушкам таскать грузы, но никто не жаловался, - говорит Татьяна Лангарт, - все понимали, что так надо и отдавали делу все свои силы. Кстати, норма питания в сутки у нас была невелика. Как рабочим нам давали 450 грамм хлеба, 5 грамм жира и горсть крупы. Летом собирали песты и луговой лук, но все равно ходили все голодные».

Известие об окончании войны Татьяна Ланграт застало Татьяну Оскаровну на рабочем месте.

«Трудно было поверить, что этот ад закончился, - вспоминает ветеран, - на улице было солнечно, и вдруг повалил снег, но он тут же таял. В нашей столовой в честь Победы был организован праздничный обед. Помню, напекли пирогов с рыбой, и пели, и плясали, и плакали…»

В 1946 году Татьяна с мамой решили вернуться в Великие Луки.

«Какой красивый и цветущий был наш город до войны! - вспоминает Татьяна Ланграт, - а в 46-м от него ничего не осталось, все разбомбили немцы, и жить нам там было негде. Те, кто пережил ужасы войны в Великих Луках, ютились в землянках. Картина была удручающая, поэтому мы решили поехать обратно в Лянгасово».

В вагонном эксплуатационном депо Лянгасово Татьяна Ланграт отработала всю свою жизнь.

Через плен и концлагерь к мирной жизни

Когда началась Великая Отечественная война, Юрию Озолу было 12 лет. Жил он со своей мамой и сестрой в Смоленской области.

Юрий Озол в молодости.
Юрий Озол в молодости. Фото: Из личного архива/ Юрия Озола

«Мы жили втроем - отца расстреляли в 1937 году, потом, конечно, реабилитировали, но человека не вернуть... Война нас застала в 1941-м на Западной Двине. В июле 41-го город Велиж подвергся бомбардировке, погибли сотни жителей. Немец наступал стремительно, многие не успели эвакуироваться, в их числе были и мы».

В итоге Велиж был захвачен фашистами. Этот городок на Смоленщине стал важным транспортным узлом немецких войск. В сентябре 1941 года оккупационные власти организовали еврейское гетто в помещениях частных домов и свинарнике, люди жили в них в условиях крайней тесноты и антисанитарии, оккупанты регулярно производили бессудные казни.

В январе 1942 года советские войска в ходе Рижско-Вяземского наступления начали операцию по освобождению Велижа. В феврале 1942 года была освобождена правобережная сторона этого населенного пункта. С января 1942 года по сентябрь 1943-го по территории Велижа проходила линия фронта, в городе и его окрестностях шли ожесточенные бои.

«Под натиском Красной Армии немцы стали отступать, - вспоминает Юрий Оттович, - местных жителей без разбора хватали, заталкивали в машины и увозили. Моя мама работала воспитателем в детском доме. Немцы схватили более 50 сирот и увезли с собой при отступлении. В плен попали и мы с мамой. Нас привезли в Витебск. А уж оттуда переправили в Германию. Среди нас были и военнопленные, и мирные жители. По прибытию меня и еще более 100 человек продали в рабство одному знатному богатому фермеру, на которого мы и работали: засеивали поля, боронили, собирали урожай. Работали по 14 часов в сутки».

В военные годы в Германии русских пленных продавали в рабство не только фермерам, но и фабрикантам. Люди работали до изнеможения, не получая зарплаты, нормального питания и условий для проживания. Жестокие и грубые надсмотрщики обращались с пленными, как со скотом. Минутное опоздание на работу – плеть, недостаточно хорошая работа, по мнению хозяина, - снова плеть, если русский не понимает, что ему говорит немец – снова побои.

Юрий Озол прошел ужасы войны еще в отрочестве.
Юрий Озол прошел ужасы войны еще в отрочестве. Фото: РЖД/ Кировское отделение ГЖД

«В таком аду я прожил три года, - продолжает Юрий Оттович Озол, - нас освободили американские военные в 1945 году. Путь на Родину для нас тоже выдался нелегким. Нас пропускали через лагеря, проверяли, кто мы такие и как оказались в плену».

Когда 15-летний Юрий с мамой вернулись домой, их встретила полная разруха. Велиж превратился в руины.

«Мы остановились у знакомых, - рассказывает ветеран Озол, - я начал ходить в школу. Окончил семилетку и отправился в Москву поступать в железнодорожный техникум». Окончив который, он был направлен на Горьковскую железную дорогу. В 1964 году ему доверили управлять Зуевской дистанцией СЦБ, в 1968-и он возглавил Лянгасовскую дистанцию сигнализации, централизации и блокировки. Трудовой стаж Юрия Оттовича - 41 год. Сейчас он находится на заслуженном отдыхе. Однако отдыхать ему некогда, ведь у него дочь, 4 внука, 6 правнуков и седьмой на подходе.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах