432

Не просто повод посмеяться. Владимир Николаенко — о собственном 50-летии

Когда-то Владимир Николаенко «привёз» «Аргументы и факты» в Киров. А сегодня он готовится к юбилею, который придётся отмечать три дня: на КВН, с друзьями и на интеллектуальной игре.

В интервью Владимир Владимирович рассказал об отношениях СМИ и власти, ненужном хайпе и жизни в КВН.

«КВН мне жизнь испортил»

— Владимир Владимирович, как вы прошли путь до директора издательской группы?

— У меня удивительная судьба в журналистике: корреспондентом я не работал ни единого дня. Сразу был редактором. Сначала на заводском радио и многотиражке, затем газеты «Эфир», «Наш город» и «Комсомолка»… Так жизнь повернулась, что пришлось стать директором, а потом и собственником. Сказать, что я всегда строил карьеру? Нет, само так сложилось.

— Как вообще решились на  смену профессии?

— Случайно! 13 лет своей жизни я посвятил медицине: медколледж, травматологическая больница, институт. А потом в жизнь вошёл КВН, который и начался-то в Кирове с игры «меда» и «политеха» в ноябре 1993-го. Я был капитаном команды мединститута. Всегда шучу, что КВН мне жизнь испортил, а на самом деле, он просто её изменил. Не игра бы — быть мне врачом, но всё повернулось в творческую сторону.

Так вот, когда я ушёл из мединститута, моя мама как раз выходила на пенсию. Меня позвали на её место, редактором радио на шинном заводе. Честно скажу, сложно было из сына Ольги Владимировны Николаенко, проработавшей здесь 35 лет, превращаться в самостоятельную фигуру.

— Раньше у начинающих СМИшников были кумиры, ориентиры…

— Мне очень повезло с первым учителем в профессии. Ирина Владиславовна Заболотская была редактором «Кировского шинника». Несколько лет работали вместе, потом я её сменил. Она — потрясающий человек и профессионал.

Если говорить просто про журналистов, мне всегда очень нравился Максим Соколов. В начале 2000-х он был в самом расцвете, я читал всё, что он выпускал. Они шикарно владеет словом!

Как только я пришёл в журналистику — сразу пошёл учиться: поступил на факультет журналистики в МГЭИ.

— Сильно ли поменялась работа за эти 20 лет?

— Кардинально! Сначала жизнь перевернул интернет, это совсем другая работа. Затем моя жизнь очень поменялась, когда я ушёл из муниципального «Нашего города», где был зажат в невероятные рамки, в «Комсомолку». Чиновничья газета — это расстрел на месте за шаг вправо или влево. В обычных изданиях несоизмеримо больше свободы. Но важно не путать свободу со вседозволенностью.

Мудрая женщина

— Самые мои крутые ощущения от работы журналистом — события  2014 года. Из Донбасса в Кировскую область к родителям приехали две семьи, одиннадцать человек. Приехали, а у них с собой ничего. Ни одежды, ни игрушек, даже спать не на чем было! Мы кинули клич на сайте и получили потрясающий отклик! За день набрали полгрузовика вещей. Именно тогда я почувствовал, насколько наша профессия нужна и важна.

— А что самое трудное в нашем деле?

— Режим жизни, которого нет. А ещё что в медицине, что здесь очень сложно чужую боль не пропускать через себя. А когда пропускаешь, это тоже больно. Я лично знаю людей, которые после репортажей о смертях или катастрофах уходили из профессии.

— Отношения СМИ и власти. Какими они должны быть?

— Нормальные отношения — это когда СМИ всё-таки в некоторой оппозиции. Рассказывать, какая власть хорошая, можно. Но надо показывать, что делается не так. Потому что если не СМИ, то кто? Говорить, что всё совсем плохо, тоже неправильно. Но газеты, ТВ и сайты существуют, чтобы помогать делать жизнь чуть лучше.

— Насколько допустима игра с острыми темами? Кричащие заголовки, привлекающие внимание, обманные «наживки» для читателя…

— Одна из дисциплин, которые я преподавал студентам-журналистам, — профессиональная этика. Мне такие вещи, конечно, бьют по ушам. Сейчас об этике и не вспоминают: есть политика издания, это важнее. А есть коллеги, которые радуются очередному судебному иску против них. Ищут лишний повод хайпануть, прославиться.

— Кстати о преподавании. Как вас занесло в эту сферу?

— Это была удивительная история. Преподавать меня позвали ещё до получения диплома. Я вёл некоторые практические предметы для студентов филфака МГЭИ, затем ВятГУ. Профессиональным преподавателем я всё равно не был, только совместителем. Старался максимально поделиться какими-то нюансами профессии, чтобы ребята реже на грабли наступали.

— У вас до сих пор много интересов. Что в вашей жизни занимает больше места?

— Люблю гениальную фразу моей жены: «Я бы поставила жёсткое условие: я или КВН, если бы была уверена в ответе». Мудрая женщина! Ещё одна её фраза — «Не бери сына в КВН, оставь мне хоть одного нормального ребёнка».

Самореализация в жизни очень важна. Долгие годы это был городской КВН, затем я придумал медицинскую лигу весёлых и находчивых. Несколько лет назад появился квиз «АзБУКи». Возможно, сейчас он даже важнее. КВН всё-таки пару раз в год, а интеллектуальная игра — практически каждую неделю. Я от неё кайфую.

КВНовскую жизнь я продлил максимально. Так вообще не бывает, чтобы люди занимались им 27 лет...

— Медлига — это вообще особый проект.

— Это даже не проект, это жизнь. Я на сцене выступал 10 лет и в Высшей, и в колледж-лиге. Когда, казалось, совсем пора было уходить, придумалась медлига. После детей медицинская лига КВН — это, пожалуй, моё главное произведение! Это не просто повод посмеяться, это важная часть корпоративной культуры городского сообщества врачей. Когда медики приезжают к нам из других регионов, очень завидуют, что у нас такое есть.

Ген «выскочил»

— 50 лет — это вообще много или мало?

— Бог его знает. Очень быстро время проходит. Когда лет 20 назад я на шинном заводе отвечал за музыку на свадьбах и юбилеях, 50-летние юбиляры казались мне такими старыми… Как будто этого не будет со мной никогда. А сейчас… Я не чувствую себя на 50, так что это просто солидная дата, не более. Честно, было гораздо дискомфортнее, когда дочери исполнилось 20: ух ты, я отец совсем взрослой дамы!

— Дочь очень многое взяла от вас. А сын? Что, если он тоже пойдёт по вашим стопам?

— Дочь вообще впитала от меня максимум — КВН, квиз, профессию — всё, что могла. Сын пока идёт по своему пути. Ген «выскочил» через полвека: его прадед был завкафедрой истфака и директором краеведческого музея. И он влюблён в историю, из своих 13 лет уже 4 года водит экскурсии в музее истории Хлынова.

— Вместо послесловия. Что вы бы хотели сказать нашим читателям на пороге собственного юбилея?

— Уверен, в любом возрасте главное — чтобы у человека горели глаза. Есть 20-летние, которым уже ничего не хочется, а есть киногероиня, сказавшая, что в 40 лет жизнь только начинается. Так она и в 50 может только начинаться. Знайте, что впереди всегда много приятных и радостных событий!

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах