aif.ru counter
21.02.2019 10:47
1258

«Сердцем с Вами. Ольга». В Кирове издали письма сестры Николая II

В книгу вошли 56 писем Ольги Александровны
В книгу вошли 56 писем Ольги Александровны © / Ирина Заболотская / Из личного архива Сергея Абросина

История в письмах

Письма великой княжны Российского императорского дома Ольги Александровны попали в Россию благодаря её правнучке - мадам Бризак Надежде Волконской, хранившей переписку долгие годы. В прошлом году княжна решила передать их Всероссийскому Музею А. С. Пушкина в Санкт-Петербурге, на Мойке, 12 (последняя квартира поэта – в бывшем особняке князей Волконских). 

«Эти документы, в силу их исторической значимости, должны принадлежать России – стать частью российской истории. Каждое время позволяет открыть в письмах новые смыслы, взглянуть по-новому на события в жизни человека и общества в целом. Это время пришло», – пишет во вступительной статье к книге княжна Волконская.

Ольга Александровна Романова в форме гусарского полка.
Ольга Александровна Романова в форме гусарского полка. Фото: Commons.wikimedia.org

Надежда Волконская вспоминает о своей прабабушке: «Она дружила с императрицей Александрой Фёдоровной, вместе они не только выбирали модели туалетов, но ещё подолгу секретничали, поскольку обе прекрасно говорили по-английски».

Переводом писем на русский занималась Светлана Полицеймако (которая перевела и книгу Надежды Волконской «Записки русской княжны» – Киров, 2016), супруга кировского поэта Владимира Лешукова, – по его инициативе письма обрели книжный формат и были изданы на Вятке в ИД «Герценка».

Разорванная судьба

Ольга была младшей дочерью и любимицей императора Александра III и его жены Марии Фёдоровны. Революция 1917 года в одночасье разрушила её мир. Ольга Александровна вынуждена была оставить свой дом, свою страну, родных и близких людей, словно преступница. Великая княжна вспоминала, что уезжала из России с небольшим чемоданом и ей казалось, что вся её жизнь заключена в нём. Бежать пришлось в Данию, на родину матери, Марии Фёдоровны. Вместе с Ольгой страну покинули её супруг, лейб-гвардии полковник Николай Куликовский и двое сыновей – Тихон и Гурий. Правда, Дания не стала окончательным пристанищем для потомков императорской семьи – весной 1948 года из-за обвинений советской власти в содействии «врагам народа» семья Куликовских перебралась в Канаду. 

«Нам пришлось покинуть нашу родину, мы совершенно не могли больше там жить, но было очень больно отрываться от того, что мы любили всю жизнь, к тому же столько дорогих друзей осталось там», – пишет Ольга Александровна мадам Бризак в апреле 1920 года.

Во время революции мадам Бризак потеряла дело своей жизни – модный дом, который одевал всю императорскую семью, был закрыт декретом Ленина в 1918 году. Мадам Бризак вернулась во Францию и начала всё с самого начала.

Переписка великой княжны с мадам Бризак длилась на протяжении десяти лет, с 1920 по 1930 годы, и оборвалась в связи с кончиной последней. Для княжны письма значили гораздо больше, чем можно предположить – они, словно глоток воздуха, были связующей нитью с её оборванной жизнью и родной страной.

«В письмах человек раскрывает душу, – считает редактор книги Ирина Заболотская.  - Читая письма Ольги Александровны, мы словно слышим её голос, её интонации, в них – высочайшая культура, глубокий интеллект, врождённая интеллигентность, щемящее чувство Родины, любовь к ней, людям, близким, природе, искусству, театру, литературе… Работать над книгой было интересно и ответственно. Это соприкосновение с живой историей России в эпоху больших перемен».

Фото: Из личного архива/ Ирина Заболотская

Ольга пишет о супруге, детях, о тоске по России, необратимости случившегося.

«Конечно, не проходит и часа, чтобы я не думала о моей дорогой стране, куда бы так хотелось вернуться – но я пока не могу! Как трогательно, что Вы испытываете те же чувства к России и тоже хотели бы туда вернуться», – обращается к мадам Бризак великая княжна.

Она упоминает о многочисленных родственниках в Европе – принцессе Датской Маргарет, короле Великобритании Георге V и других, событиях, которые её радуют, волнуют, тревожат. Ольга пишет и о самозванке, выдававшей себя за спасшуюся великую княжну Анастасию, – Анне Андерсон: «Вы так же, как и мы, понимаете всю нелепость истории! Всё более и более я убеждаюсь, что эта история задумана ради шантажа и денег. Скажем, я ошибаюсь, но как можно думать, что её гувернантка, мадам Жийяр, которая знала её, когда той было 6 недель, что мсье Жийяр, который тоже находился с дорогой семьёй до тех пор, пока они не расстались в июне 1918, могут ошибаться?»

Ольга Александровна много рисовала, по её акварелям выпускались пасхальные и рождественские открытки, деньги от реализации которых шли на благотворительность. Особенный интерес к художественным работам Ольги Александровны проявляли её сыновья Гурий и Тихон: «Я много рисую акварелью. Я придумала и нарисовала сказку для моих детей – сказку о трёх белых мишках, и они её очень любят – каждый день мы смотрим вместе сказку много раз».

Даже несмотря на стеснённые обстоятельства, в которых довелось ей жить, княжна никогда не забывала о других.

«Она стремилась помочь посылками тем, кто остался в России», – отметила Ирина Заболотская. «Организовывала благотворительные праздники, чтобы собрать деньги для инвалидов войны, и радовалась, что многие поддержали. К Рождеству покупала игрушки для местных ребятишек и с волнением писала позднее: «Какое это удовольствие для дарителя, не так ли? Мои дети тоже это поняли…» В годы войны была сестрой милосердия».

Гармония взаимоотношений в семье, воспитание детей, забота о их образовании и формировании их мировоззрения – всё это тоже интересно и важно нашим современникам.

Ольга и её семья были рады каждому гостю из России. Например, в одном из писем она рассказывает про выступления Хора кубанских казаков:

«Какое наслаждение их слушать, и какие воспоминания возникают в памяти. У меня трепетала душа и взволнованно билось сердце».

А каким праздником было для неё посещение выставки русских художников!

Дневниковый формат

Книга вышла в Кирове ограниченным тиражом – всего 700 экземпляров. Это своеобразный подарок кировчанам и дань уважения княжне Надежде Волконской. Рождение книги стало возможным благодаря ижевским меценатам А. В. и С. А. Кудровым.

Оформлением занимались вятские художники: образ книги разработала Ольга Колчанова, иллюстрации Александра Селезенева.

«Мне хотелось придать книге дневниковый характер, как будто это кусочек прошлого века, который остался у нас, – отмечает Ольга Аркадьевна.  - Обложка оформлена в стиле начала XX века. Я также хотела, чтобы в книге сохранилось присутствие самой княжны».

Книга разбита на 11 разделов: каждый из них – очередной год переписки с мадам Бризак, у каждой своя заставка, которые образуют и фон для писем.

«Я придумала «вход» в каждый год. Мне хотелось, чтобы были показаны те города, дворцы, которые связаны с царской семьёй. Мой муж Александр Селезенев специально для этого сделал зарисовки знаковых мест пребывания представителей императорской династии», - рассказывает художница.

В книге, помимо перевода, есть и копии подлинников писем на французском языке, что позволяет увидеть руку их автора, лично соприкоснуться с историей Ольги Романовой-Куликовской:

«Это придаёт книге дух времени, – поясняет Ольга Колчанова. - Важно, чтобы письма сохранили свой облик – на них видны потёртости, кляксы, изломы бумаги, кое-где текст просвечивает с оборотной стороны. Это напоминает репринтное издание».

Как отмечают и редактор Ирина Заболотская, и художник Ольга Колчанова, над книгой работалось удивительно легко: «Великая княжна Ольга была очень простым, светлым, сердечным, искренним человеком, казалось, что она ведёт нас и помогает».

Теперь окунуться в мир, которым жила великая княжна, может каждый – книга есть в Кировской областной научной библиотеке имени А. И. Герцена.

Весом вклад в достойном результате и профессионалов Дома печати «Вятка».

Специалисты уже назвали публикацию писем событием для мировой историографии. 

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество