234

Адрес надежды. Где в Кирове ищут помощь те, кто остались без дома

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. №26 24/06/2015
Для кого-то это койкоместо все, что у них есть.
Для кого-то это койкоместо все, что у них есть. © / Елена Курбатова / АиФ

Здесь находится Кировский комплексный социальный центр по оказанию помощи лицам без определённого места жительства и занятий (в народе - центр БОМЖ) - единственное учреждение такого рода на весь регион.

Не только по инструкции

Слово «бомж» директору центра Владимиру Змееву не нравится - унизительное. Поэтому тех, кто находит здесь временный приют, сотрудники называют «клиентами» или «подопечными».

Центр рассчитан на 50 койко-мест, и они почти всегда заняты. На одно освободившееся место уже претендуют 7 человек. Но не всех удаётся найти. А некоторые не хотят приходить - всё зависит от времени года, от настроения, от того, как они на данный момент устроились. Ведь человеку, который абсолютно свободен от любых обязательств, нелегко соблюдать какие-то правила.

Еда в центре скромная, но сытная. Фото: АиФ/ Елена Курбатова

Принимают в центр только совершеннолетних, но молодёжи мало, средний возраст постояльцев - 40-60 лет. Срок пребывания - до 6 месяцев, в отдельных случаях его продлевают до года. За это время человек должен найти работу, жильё или переселиться в дом-интернат, но туда попадают лишь пенсионеры и инвалиды. И часто перед Владимиром встаёт вопрос, куда ещё можно устроить тех, у кого ни кола ни двора? Вот и сейчас в центре живут брат и сестра, которым слегка за 30. Алексей и Светлана родились и выросли в шалаше, как Маугли, только не в джунглях, а где-то под Кировом. Родители умерли, но при жизни воспитанием детей явно не озабочивались: молодые люди вне стен центра просто погибнут. Но по закону срок пребывания ограничен. Впрочем, признаётся директор, работать исключительно по инструкции не получается.

Алексей и Светлана выросли в шалаше, как современные Маугли. Фото: АиФ/ Елена Курбатова

«Есть 442-й федеральный закон о социальном обслуживании, который очень жёстко регламентирует наши действия, - рассказывает Владимир Змеев. - Если до 2015 года я мог самостоятельно решать, кого принимать, а кого - нет, мог взять кого-то и сверх лимита, то сейчас всё по-другому. Сначала направляем человека в медучреждение - сделать флюорографию, сдать анализы, получить справку от терапевта об отсутствии противопоказаний к социальному обслуживанию. Затем он пишет заявление в департамент соцразвития. Его глава в 5-дневный срок принимает решение, а мы должны составить индивидуальную программу оказания социальной помощи. И только, когда человек её подпишет, мы можем его поселить».

Интересно, какими представляли себе авторы закона тех, для кого он якобы написан? Легко ли бродяге без документов явиться в поликлинику? И где он должен пребывать, пока кто-то решает его судьбу, а на улице зима? Но у нас процедуру всё-таки упростили: подошли не формально - по-человечески.

От сумы не зарекайся

Истории у всех постояльцев центра БОМЖ разные, но в одном очень похожи.

«Пусть никто не божится, что с ним не случится подобного - все, кто у нас проживает, так думали. Жили и богато, и счастливо, но в одночасье всё потеряли, - размышляет Владимир.

Попасть на самое дно жизни может любой. В центре повидали и бывшего полковника ФСБ, и капитана дальнего плавания, и якобы замминистра Молдавии по строительству, и прогоревших предпринимателей, и солидных дам в шляпах, на поверку оказавшихся склочными бабами-алкоголичками».

Есть мужчина, который в начале 90-х уехал в Англию, прожил там не один десяток лет, а потом вернулся в Киров за наследством от родственника. Но что-то не срослось, оказался на улице, пытался перерезать себе горло.

Есть бывшая наркоманка, оставшаяся без жилья. Устроилась на работу санитаркой здесь же - это не возбраняется. Вот только срок пребывания заканчивается, а идти по-прежнему некуда.

Есть парень, сирота, работает, ждёт, когда ему в Слободском районе предоставят положенную по закону квартиру.

Как же попали сюда все эти люди? По вине обстоятельств? Или по своей вине?..

«Без причины человека из дома не выгонят, значит, либо жить с ним невозможно, либо он так воспитал своих детей, что они выставили его на улицу под старость лет, считает Владимир Змеев. - В первую очередь, причину случившегося надо искать в себе. Тех, кто ни в чём не виноват, единицы».

Как и тех, кто сумел выкарабкаться. На памяти Владимира таких не более двадцати. Самый яркий пример - Юрий Кислухин. Он создал реабилитационный центр в Верхошижемском районе, где сейчас живут человек 15. Отремонтировали старый дом, держат лесопилку, огород, восстанавливают церковь. У Змеева есть мысль направлять туда тех, кто уже не может оставаться в его учреждении. По крайней мере, Юрий Флегонтович - человек надёжный, а Владимир ощущает ответственность за каждого подопечного: «Мы же душу в них вкладываем».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах