234

«Это какой-то зов души». Кто помогает бездомным в Кирове

Больше девяти месяцев некоммерческая организация «Рука помощи 43» кормит бездомных в Кирове, раздаёт одежду и обувь, восстанавливает документы и помогает найти работу. Юлия Фарафонова — одна из создательниц организации. Я пообщалась с ней, помогла приготовить второе для нуждающихся и поучаствовала в еженедельной раздаче бесплатной еды. 

Только удовлетворение

Юля живёт в частном доме в Дороничах. Когда я прихожу, она доваривает суп для семьи. Предлагает чай из только что собранных в огороде трав. До раздачи ещё девять часов, а девушка уже приготовила перловку и потушила морковь к вечеру. Объясняет, что плиты и кастрюль не хватает. Посуду приходится постоянно мыть и ждать, пока еда остынет. Иначе пластиковый контейнер плавится. 

Сегодня Юле надо приготовить 20 порций второго, другой волонтёр приготовит ещё столько же. Я не представляю, сколько на это уйдёт времени, а Юля машет рукой и говорит, что это вообще ерунда. В следующий вторник ей надо сделать 40 порций, потому что часть волонтёров уезжает на учёбу. 

Девушка перекладывает сваренную перловку в большой таз, смешивает её с тушёной морковью. Перловки больше, чем надо, но это не страшно. Юля рассказывает, как на прошлой раздаче почти не хватило порций. Предугадать, сколько придёт нуждающихся, невозможно. «Мы стараемся, чтобы разное было, – делится девушка. – Сначала рожки, потом гречка, потом овощи... Всё по очереди».

Фото: АиФ-Киров

Её прерывает звонок – приехала машина из области за вещами для нуждающихся. УАЗик заезжает на территорию частного дома. Водитель и старший сын Юли перетаскивают мешки с одеждой из комнатки, похожей на чулан. Мешки заняли всё свободное место, Юля едва пролезает между ними. Я пытаюсь посчитать, сколько их, но сбиваюсь на двенадцатом. 

Неравнодушные люди передают одежду, обувь, еду и даже одеяла с подушками в «Руку помощи». Раньше волонтёр ездила по городу и собирала вещи, но теперь такой возможности нет, поэтому люди привозят вещи сами. Женщина, приехавшая на машине, говорит, что так только убытки будут, а пользы никакой. Юля утверждает: «Вообще всё, что мы делаем, никакой пользы нам не приносит, только удовлетворение».

Юля жарит котлеты, а я режу замороженные грибы и зелёный лук, раскладываю готовую еду по контейнерам. 500 грамм перловки с морковью, котлета, несколько ложек тушёных грибов с луком и маринованные огурцы. Пахнет восхитительно. 

Юля варит чай и компот из фруктов, которые заморозила осенью. Добавляет бадьян и анис, даёт мне попробовать – я бы не отказалась от добавки. 

Отдельно девушка варит компот без сахара для бездомного с сахарным диабетом. Мужчина приходит на каждую раздачу. 

Зов души

Младший сын Юли – ребёнок-инвалид. Он выглядит гораздо младше своих пяти лет. Савелий не ходит и не говорит, поэтому за ним нужно постоянно следить. Сегодня этим занимается бабушка. «Обычно мы с Савой вдвоём [Сава – младший сын], – говорит Юля. – Он орёт, а я готовлю. Деваться некуда». 

Девушка энергично протирает стол и отвечает на мои вопросы ещё до того, как я успеваю их озвучить. Раньше Юля часто видела бездомных в городе. Всегда покупала им горячий чай и выпечку. Деньги никогда не давала – сейчас говорит, что это правильно.

Год после рождения младшего сына Юля ни с кем не общалась, самостоятельно переживала трудности. «Потом уже просто интуитивно начинаешь сам себя из этого состояния выгонять, – объясняет волонтёр. – Нашла себе вот такую отдушину: помогать людям. Мне это зачем-то надо. Это какой-то зов души, когда ты не знаешь никакого оправдания своим действиям и поступкам». 

Около четырёх лет назад Юля начала помогать бездомным. Сначала отдавала одежду, овощи и заготовки. После уже предложила помощь на постоянной основе. А потом стала одной из создательниц «Руки помощи 43».

«Им дико, что с ними разговаривают»

Реальной статистики по количеству бездомных в России нет. По данным Росстата на 2010 год, таких людей 64 тыс., по другим оценкам – до 5 миллионов. До знакомства с «Рукой помощи» я не подозревала, что бездомных много и им нужна помощь. Иногда я встречала людей в грязной одежде на автобусных остановках и испытывала одновременно стыд и желание помочь. А как это сделать – не знала. Давала деньги, если просили, а после отворачивалась и уходила. 

Фото: АиФ-Киров

Юля говорит, что относится к бездомным как к обычным людям. Рассказывает, как однажды встретила подопечного на улице. Поздоровалась. А мужчина первым делом: «Вы что, меня узнали?..» 

«Им просто дико, что с ними разговаривают люди, – объясняет Юля. – Они уже привыкли, что все делают вид, будто они никто. А для меня нормально подойти к бездомному человеку и пообщаться с ним». 

Некоторых бездомных уже не социализируешь. У них произошли необратимые процессы в психике. Как-то Юля с Анной Мариевой – основательницей «Руки помощи 43» – зимой осматривали подвалы. Искали тех, кому нужна помощь. Юля покрывается мурашками от жутких воспоминаний. 

«Нашли мужчину. Он говорил только: «Дайте мне поесть». При нас колбасу ел и просто вырубился. Он до этого голодный два дня был. У него уже просто инстинкты такие: поесть и уснуть. Всё. «А мне ничего не надо. Меня всё устраивает». Хотя семья была, дети были… Таких людей уже вернуть в общество не получится». 

За три часа справляемся с едой для раздачи. Прощаемся с Юлей до вечера. Я передаю ей лекарства и сладости к чаю, которые купила специально для акции. Юля суетится, спрашивает, сколько денег я потратила. Пытается выяснить, не было ли это для меня сложно. 

Общение важнее, чем еда

На раздачу прихожу почти за полчаса до начала. Юля сказала ориентироваться по толпе, и точно – почти все нуждающиеся к этому времени уже собрались. Они шумно переговариваются. Волонтёры в перчатках и масках приветливо мне улыбаются. На этой раздаче их девять. 

Фото: АиФ-Киров

Юля с Анастасией Чупраковой – волонтёром «Руки помощи 43» – перетаскивают мешки с одеждой к толпе. Настя показывает по одной вещи женщинам. Те берут только то, что им нужно. Остальное возвращают в мешок – кому-нибудь точно пригодится. То же самое Юля делает с мужскими вещами.

Один из нуждающихся тут же надевает голубую рубашку, расправляет плечи, широко улыбается и по-детски наивно спрашивает Юлю: «Ну как?» Другой долго вертит в руках чёрную водолазку, по имени зовёт кого-то из толпы и передаёт вещь ему: «У тебя размер меньше».

Мужчина в клетчатой рубашке спрашивает из толпы, сколько это стоит. Юля спокойно объясняет, что здесь всё бесплатное. Мужчина огрызается, тут же выкрикивает: «А мне откуда знать?! Я здесь в первый раз!» В «Руке помощи» таких называют «ёжиками». Юля говорит, что на первой раздаче так ведут себя почти все: «Огрызаются, ни с кем не общаются. А потом потихонечку разговаривать начинают, рассказывать, что произошло». 

За десять минут до раздачи Настя разливает компот, а я раздаю сладкое. Зимой наливали горячий чай, чтобы согреть собравшихся. Сейчас выдают холодный компот скорее по привычке.

Бездомные выбирают дежурного: он следит за порядком на площадке и выкидывает мусор после акции. За это получает еду первым. До этого дня я представляла раздачу как нечто сумбурное и пугающее. Эта проходила совсем не так. 

Анна произносит короткую речь и напоминает, что «Рука помощи» никогда не берёт деньги с собравшихся. Нуждающиеся выстраиваются в очередь метрах в пяти от стола с двумя армейскими термосами на 12 литров. В них горячий суп. Из очереди подходят по одному. Суп разливают в ведёрки с крышкой, но у большинства собравшихся есть свои контейнеры. Затем я вручаю второе и чай, а ещё один волонтёр – хлеб и сухари. 

Некоторые молча берут еду и тут же уходят. Кто-то благодарит и улыбается. Замечаю пугающе синие руки у одного из мужчин. Невысокая женщина, возраст которой сложно определить, потерянно улыбается и берёт второе из моих рук. Через несколько минут подходит снова с фразой: «А я за вторым. Первое я уже взяла...» В конце раздачи повторяет эту же фразу. 

Раздача заканчивается через полчаса. В этот раз пришло 36 человек. Нуждающиеся расходятся, остаётся только дежурный. Он переобувается в новые ботинки. Делает это медленно, пока волонтёры пьют чай и по-домашнему тепло обсуждают прошедшую раздачу и планы на следующую неделю. Дежурный – мужчина с длинными кудрявыми волосами и добрым взглядом. Я заметила его в толпе сразу, как пришла. Он спрашивает у нас, может ли оставить вещи, пока отнесёт оставшийся мусор. 

Юля ещё утром объяснила, что приходящим на раздачи чаще всего нужна не столько еда, сколько общение: «Бывает, некоторые до конца раздачи стоят с нами рядом, чтобы их просто людьми посчитали». Волонтёры перекидываются с дежурным парой фраз.

Сейчас в «Руке помощи» пишут заявку на грант. Волонтёры хотят сделать в Кирове бесплатный душ и прачечную для бездомных. Пока ничего подобного в нашем городе нет. Во время раздачи среди нуждающихся проводили опрос, чтобы узнать об их потребности в этом. 

Фото: АиФ-Киров

Помочь может каждый

Волонтёры «Руки помощи» тратят свои деньги и личное время, чтобы организовать еженедельные раздачи еды. Бездомных, приходящих по вторникам к Дому печати, становится всё больше. 

Помочь им может каждый. Волонтёры говорят, что людям на раздаче нужно заботливое отношение. Можно связать носки или варежки, приготовить бутерброды или оладьи. Всё это превращает раздачу не просто в выдачу еды, а в душевное мероприятие. 

«Руке помощи» необходимы продукты, средства гигиены, мужская одежда, обувь и лекарства. Организации всегда нужны волонтёры, готовые участвовать в раздачах, перевозить на машине обеды и одежду, готовить еду. Помочь можно и финансово. Подробнее об этом можно узнать здесь

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах