aif.ru counter
216

Доисторические следы. Что находят в вятских месторождениях динозавров

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. №31 29/07/2015

В 2003 году, будучи студентом, Алексей впервые приехал на Котельничское местонахождение древних ящеров, кстати, одно из крупнейших в мире, в качестве волонтёра. Думал, на 3-4 дня, а остался на две с половиной недели: всё было в новинку. С того момента Торопов стал бывать на раскопках практически ежегодно.

Постепенно любительский интерес сменился профессиональным, и сейчас поездки в Котельнич, по словам Алексея, - удачное сочетание работы и отдыха. С одной стороны, это возможность пополнить коллекцию Вятского палеонтологического музея, которым он руководит, с другой - выбраться из кабинета на природу.   

По старинке

Елена Курбатова, АиФ: - Сколько длится сезон раскопок?

Алексей Торопов: - Когда становится тепло и начинает спадать вода, которая смывает с берега всё лишнее, - это идеальное время, когда можно проводить разведку. Если находка небольшая или особо ценная, стараемся брать её сразу. Если там находится целый или почти целый скелет, делаем привязку к местности по GPS-навигатору, чтобы, когда соберётся лагерь, начать работу. Она может продолжаться, пока, как говорили раньше, белые мухи не полетят.

- Площадь местонахождения велика?

- Его протяжённость порядка 30 км - по правому берегу Вятки от Котельнича до Вишкиля. Проблема в том, что на костеносные горизонты постепенно сползает грунт, начинает расти ивняк, и местонахождение затягивается. При наличии достаточного финансирования некоторые участки можно было бы достать из-под грунта, занявшись вырубкой того же ивняка, или с помощью гидромонитора смыть мощной струёй воды наносные слои. Это позволило бы увеличить и эффективность полевого сезона, и количество находок, а возможно, и обнаружить новые виды животных.

- Глядя на работу палеонтологов, понимаешь, что научно-технический прогресс её почти не коснулся.

- Кажется, что визуальный поиск, работа киркой, шилом и кисточкой, - примитивно и несовременно. На самом деле - весьма эффективно. Другое дело, что в отличие, скажем, от XVIII века, сейчас используются лёгкие отбалансированные кирки из углеродистой стали. В лабораторных условиях были попытки подсвечивать местность ультрафиолетом и при помощи специальных линз искать окаменелости. Но положительных результатов получить не удалось. Поэтому работаем по старинке.

Палеонтологи по-прежнему работают киркой, шилом и кисточкой. Фото: Из личного архива/ Алексей Торопов

Бегемоты пермского периода

- Как много наука знает о парейазаврах?

- Это достаточно хорошо изученные животные, жившие на Земле 230-260 млн лет назад. Различные их виды обитали в России, Китае, Африке, Южной Америке. Парейазавров называют бегемотами своего времени. Это были грузные существа, которые большую часть жизни проводили в болотцах - так проще поддерживать массу тела. По суше передвигались с трудом, переваливаясь с ноги на ногу. Питались либо прибрежной растительностью, либо водорослями, судя по форме зубов.

- Почему берег Вятки стал кладбищем ящеров?

- Есть точка зрения, что здесь проходила тропа миграции - к местам кормёжки, размножения или туда, где они могли переждать неблагоприятные условия. Время миграции, возможно, совпадало с сезоном дождей, когда глинистая почва разбухала и превращалась в жидкую массу, в которой парейазавры тонули, проваливаясь в ямы и попадая в идеальные условия хранения - без доступа кислорода и хищников. Котельничское местонахождение потому и уникально, что сохранность скелетов потрясающая - 95-97%. Вторая точка зрения связана с условиями обитания этих животных. Возможно, они жили либо в заводи, либо в болотистой местности и погибали по той же самой причине.

- Как по крохотному кусочку кости понять, кому она принадлежала?

- Есть такая наука - стратиграфия, которая позволяет по геологическим слоям определить временные промежутки. Если скелет залегает в определённом горизонте, то рядом можно найти останки животных, которые с ним сосуществовали. Предварительное заключение об их принадлежности мы делаем прямо на берегу, а в ходе лабораторной обработки подтверждаем или опровергаем его.

Окончательная очистка и изучение скелетов проходят в лабораторных условиях. Фото: Вятский палеонтологический музей

Не для продажи

- Как вы определяете, насколько ценна находка?

- Любая представляет собой ценность, даже если это одна-единственная косточка размером 3 на 3 см. Одни находки могут быть интересны посетителям, но не представлять интереса для учёных, потому что тех же парейазавров найдено довольно много, и все они хорошо описаны. Если же взять, к примеру, пробурнетию, останки которой в Котельниче находили всего пару раз, то даже обломок черепа для специалистов, изучающих эту группу животных, - огромная удача. Зато для всех остальных - ничего особенного.

- Коммерческий интерес к вашим находкам проявляют?

- Как правило, либо коллекционеры, либо крупные музеи. Проблема в том, что в законодательстве чётко не прописано, что палеонтологические находки можно продавать, и в то же время нет и запрета на продажу. Но так как наши находки довольно дорогостоящие и специфические, мы очень осторожно подходим к этому вопросу. Моё мнение: продавать их нельзя.

- Говорят, что американцы предлагали бешеные деньги за вятских ящеров. Или это только слухи?

- В 90-е годы, когда наш музей только начал развиваться, шла активная продажа палеонтологических находок за рубеж, в частности, Палеонтологический институт в Москве был в этом замешан. Возможно, с того времени и пошли эти слухи, тем более таможня несколько раз задерживала скелеты парейазавров. Но не факт, что они были  вывезены из Котельнича. Иногда мелькает информация о стоимости - 200 тысяч долларов за полный скелет ящера. Однако у нас в области даже нет специалиста, который мог бы дать грамотную оценку.

- Как вы относитесь к теории о том, что люди существовали рядом с динозаврами?

- За всю историю археологии и палеонтологии сделано достаточно находок, которые не вписываются в устоявшуюся концепцию. С одной стороны, это здорово - обнаружить след человека рядом со следами динозавра, это гениальное открытие. С другой - такие вещи способны перевернуть все наши представления о геологическом строении Земли, о времени её существования, об истории человечества. Это внесёт такой хаос в научное сообщество, что иногда некоторые факты проще забыть и не замечать. Я всё-таки большой скептик, и раз уж нечасто сталкиваешься с подобными открытиями, возникает масса сомнений. Скорее, я поверю в то, что в морских глубинах до сих пор обитают чудовища - те же плезиозавры, тем более это не противоречит моим научным знаниям.

- Здорово было бы клонировать парейазавра?

- Безусловно. Но на данном этапе развития науки, на мой взгляд, - это бред. Что будет дальше - посмотрим. Генная инженерия - перспективное направление, которое достаточно хорошо финансируется.

- Значит, в будущем динозавры могут поселиться в зоопарках?

- Давайте улыбнёмся и представим себе, что такое возможно. Но надо ли? Потому что вмешательство в природу на генном уровне чревато последствиями. 

Досье

Алексей Торопов. Родился 23 октября 1983 года в Кирово-Чепецке. В 2001 году поступил на естественно-географический факультет Вятского государственного гуманитарного университета, затем в аспирантуру. Кандидат биологических наук. С 2010 года работает в Вятском палеонтологическом музее: научным сотрудником, главным хранителем музейных предметов, с марта 2014 года - директором. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество