136

«Анимация» — это «одушевление». Константин Кулясов — о музыке и политике

В Киров с долгожданным концертом приехала в полном составе рок-группа «Анимация» (да, та самая, что поёт «Я люблю свою родину, вроде бы»). Её солист и основатель Константин Кулясов дал интервью «АиФ-Вятка».

Рок-н-ролл от самых истоков

- Как появилось название группы? О чём вообще оно?

- Ну, за 20 лет я подготовился к этому вопросу (смеётся). Изначально я вообще не задумывался над правильностью или неправильностью названия. И только потом, спустя годы, я понял, почему так назвал свою группу. Вообще это важный момент. Как в старом мультике — как корабль назовешь, так он и поплывёт. «Анима» в переводе означает «душа», поэтому «Анимация» — это «одушевление». И как-то так само случилось, что уже 21 год наши концерты проходят с главной характеристикой — душевненько.

- У вас плотный гастрольный график. Откуда берёте силы?

- Вообще, чтобы были силы, нужно фанатично относиться к своему делу. Не просто превратить это в профессию, этим надо жить 24 часа в сутки. Ну и отказ от любых допингов, тогда силы будут. Мы уже шесть лет гастролируем по стране, но не превратили группу в коммерческую структуру. Это рок-н-ролл от самых его истоков.

- Как относятся близкие к такому графику?

- Очень непросто это всё, конечно. Когда получается, стараюсь брать семью на гастроли. Всё возможно, если любишь свою семью.

- Какое будущее вы видите для своих детей?

- Не собираюсь навязывать им своё мировоззрение. У меня в доме не было профессиональных музыкантов, просто родители в своё время дали возможность заниматься любимым делом, становлением своего «я». Можно это корректировать, чтобы ничего не случилось: направлять, показывать что-то хорошее. Дети мудрее нас, они выберут, сами определят что хорошо, а что наносное.

- Вы не только музыкант. Где ещё работали?

- В молодости успел поработать на рынке. Сначала грузчиком, потом продавцом и грузчиком, потом просто продавцом. В автосервисе крутил гайки, собирал двигатели и ходовую часть, работал заправщиком, бухгалтером, открыл свой маленький магазинчик. И всё это время параллельно я занимался музыкой. Заработок был способом выживания, и параллельно была музыка.

- Не страшно было сделать шаг навстречу музыке?

- Страшно. Но меня поддержала жена. Иначе бы я остался на месте, писал бы музыку для себя. Не было б гастролей, ничего бы не было.

Назад в подвалы

- Какие планы у «Анимации»?

- Никаких. Я никогда не строю долгосрочные планы развития. Жизнь такая штука, что она ежедневно преподносит сюрпризы, это великая лотерея. Это невозможно скорректировать. Поэтому никаких планов.

- Успеваете что-то посмотреть в поездках?

- Я в Кирове раз пятый или шестой, но в нём совсем ничего не видел. Приезжаем впритык. Очень редко что-то успеваем посмотреть. Знаем, что много хороших мест, но попросту нет времени.

- Как часто принимаете подарки от поклонников? Какие особенно запомнились?

- Трудно выделить что-то одно, чтобы никого не обидеть. Подарков очень много. В Волгограде нам подарили 10-литровую бутыль с самогоном, мы её в гримёрке для коллег оставили, подписали, чтоб пользовались.

- Как вы видите движение рока в нашей стране? Фестивали отменяют один за другим.

- Это нечестная игра, политика двойных стандартов. Видимо, мы — главные разносчики вируса в стране. Наш сектор находится в печальнейшем состоянии. Выжить крайне сложно. Останутся только те люди, которые фанатично преданы своему делу, либо которые больше ничего другого делать не умеют. Как сказал Ревякин (лидер группы «Калинов мост» Дмитрий Ревякин — ред.), будем уходить назад в подвалы. Я слабо верю в возвраты больших фестивалей.

- У вас есть остросоциальные песни. Не боитесь их петь?

- Собака лает, караван идёт. Есть намного более колкие ребята. А я просто констатирую факты. Мы ни к чему не призываем, а значит, ничего и не нарушаем. По сути, наши песни — это талантливо перенесённые на сцену кухонные разговоры.

Не фанаты, а слушатели

- Есть на нашем звёздном небосклоне тот, на кого вы ориентируетесь?

- Да, в какие-то моменты я «подвисал» на одном авторе или музыке с определённой риторикой. Но кумира у меня нет. Есть периоды развития личности: к людям относишься как к учителям, и сам развиваешься внутренне. Это нормально — в разное время слушать разную музыку, читать разных авторов.

Папа был моим учителем. Всё, что происходит со мной – это быт, перенесённый на сцену. Я не хочу брать на себя ответственность и думать о том, что за мной кто-то «идёт». Я никогда не любил определение «фанат», предпочитаю «слушатель». Я воспринимаю это как некую общность людей, связанных одним мнением.

- Прошли выборы. Что ждёт страну? Как она будет развиваться?

- Хотелось бы, чтобы те сферы жизни, которые «тащат» за собой остальные направления, развивались. Это образование, здравоохранение и армия. Я поддерживаю Захара Прилепина, хотя во многом с ним не согласен. Он один из немногих, кто в своей политической программе говорил об образовании, о том, что нужно заниматься детьми. Государство должно быть не только сильным, но и образованным.

- Не хотите уйти в политику? Это сейчас модно.

- Нет, не хочу. Она меня сожрёт. Я не могу быть лживым и беспринципным, у меня не хватит сил быть скотом для чьего-то блага. Не полезу в ту сферу, где я — не профессионал. Я могу принести больше пользы людям, душам людей, будучи на своём месте, продолжая делать то, чем я занимаюсь.

- Пожелания поклонникам?

- Терпения, конечно. В современном мире тяжело живётся, особенно в периферии.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах